В кинотеатрах Воронежа начался прокат фильма Кристофера Нолана «Дюнкерк»
Наш обозреватель Анатолий Сушко дождался наконец премьеры кинофильма не для подростков. «Дюнкерк» - считает он - не кино о войне. Это сама война»
952
Считаю бессмысленным тратить слова и строки, напоминая, что новая картина британского режиссера носила статус одного из самых ожидаемых фильмов года, неистово теребя предвкушательные железы миллионов зрителей по всему миру.
 
 
Кроме того, не вижу никакой необходимости в занятии аннотационизмом, пересказывая сюжет и историческую суть показанных в фильме событий. Наибольшую ценность в «Дюнкерке» представляют те эмоции, которые он вызывает, а также та отличительная от всего специфика, с которой он был снят. Ведь Нолан сумел нарушить множество традиционных правил и удивить даже самых преданных поклонников его творчества.
 
«Дюнкерк», пожалуй, получился самым непохожим военным фильмом среди всех выходивших на экраны за всю историю кинематографа.
 
 
Дело в том, что Кристофер Нолан нагло игнорирует большинство составляющих не просто военного фильма, а фильма в принципе, из-за чего каждый сидящий в зале человек может испытывать странное чувство отсутствия чего-то крайне необходимого и обязательного.
 
Как, если бы, тебе принесли оливье, в который не добавили майонез, или пиццу без сыра. Ты понимаешь, что оливье без майонеза - не оливье, но тут еще нет и горошка, а также соленого огурца. Но ты ешь, и тебе так нравится, что ты не можешь остановиться, пока тарелка не опустеет.
 
Дабы более не углубляться в гастрономическую тему, рискуя вызвать у тебя неконтролируемое слюноотделение, приступлю лучше я к объяснению всех этих «оливьешных» ассоциаций.
 
 
В «Дюнкерке» напрочь отсутствуют несколько деталей, без которых практически любому человеку будет очень сложно представить военный фильм. В фильме нет главного героя.
 
Ни одного центрального персонажа. Все актеры, вне зависимости от степени известности и популярности, играют только лишь второстепенные роли. Ни про кого из них ты не знаешь ровным счетом ничего да так и не узнаешь до самых титров, потому что в фильме отсутствуют какие-либо предыстории, воспоминания из прошлого или упоминания о любимой, ждущей мужа с фронта.
 
В «Дюнкерке» нет всех этих эпичных речей, которыми обычно поднимают боевой дух командиры. Здесь нет диалогов, в которых бы кто-нибудь обронил фразу о чем-то кроме происходящего здесь и сейчас. Здесь нет чьей-либо гибели или, наоборот, чудесного выживания, которые бы сопровождались чрезмерной мимикой и литрами слез в замедленной съемке под раздирающую жалобную скрипку.
 
 
В фильме Нолана нет так называемого «мяса», призванного максимально реалистично окунуть зрителя в кровавые ужасы войны. Здесь даже нет врага, в том смысле, что в кадре не появляется ни один немец.
 
Ты, наверняка задашь очевидный вопрос: «А что же есть в «Дюнкерке», если в нем нет ничего того, что присутствует в любом военном фильме?»
 
Но, на самом деле, я уже написал ответ на этот твой вопрос. Написал я его в самом начале - в заголовке. «Дюнкерк» - это не кино о войне. Это и есть война. И именно «война» является здесь единственным центральным персонажем.
 
 
Ни юный солдат, ни главнокомандующий, ни летчик, ни капитан корабля. Война.
 
Кристофер Нолан снял фильм, который способен максимально глубоко погрузить зрителя в события на экране. Ты не смотришь, как солдаты пытаются выжить любой ценой - ты выживаешь вместе с ними. Ты не наблюдаешь за летящим самолетом - ты сам летишь в нем. Ты не видишь тонущий корабль - ты тонешь вместе с этим кораблем.
 
И даже в какую-то минуту ты можешь забыть, что сидишь в уютном кресле кинозала и ощутить себя целиком там, на самой настоящей войне.
 
На этой войне никто не говорит пламенных и эпичных речей, никто не шутит, не геройствует сверх своих реальных возможностей и не рассказывает друг другу о личной жизни. Каждый пытается сделать то, что может и пытается выжить любыми способами.
 
Нолан сумел добиться такого эффекта погружения в фильм, какого лично я на своей памяти даже не припомню. Делает он это с помощью нескольких инструментов, которые используются очень профессионально, и, что самое главное, без перебора, в меру.
 
Во-первых, безупречный видеоряд, совмещающий грандиозные и масштабные панорамы с ручной трясущейся камерой в ограниченных пространствах. Немаловажную роль в восприятии картинки играет отсутствие компьютерной графики, что идет только на пользу реалистичности. Вся военная техника была воссоздана и утоплена либо взорвана по-настоящему.
 
Во-вторых, повествование ведется одновременно с трех разных сторон, причем в разных временных рамках. Практически синхронно развиваются недельные события на суше, один день на воде и всего лишь час в воздухе.
 
 
Такая подача в скопе с параллельным монтажом не просто удерживает темп всего фильма, а усиливает его с каждой минутой.
 
В-третьих, это, безусловно, музыка в исполнении великого и могучего Ханса Циммера. Да, в этот раз, саундтрек не подходит для прослушивания отдельно от фильма, но он выполняет очень важную функцию - помогает видеоряду нагнетать обстановку и наращивать все тот же темп. Причем, музыка играет постоянно, но ты обращаешь на это внимание только в редкие мгновения абсолютной тишины на экране.
 
Все эти три инструмента настолько удачно сочетаются друг с другом, что умудряются заставить тебя вдохнуть воздух в самом начале, а выдохнуть только после финальных титров. Существует термин «саспенс», который означает то самое состояние, которое человек испытывает, например, когда в ужастике кто-то медленно заглядывает за угол. Это волнение, нервозность, беспокойство, тревога ожидания сразу. Но, в любом триллере или ужастике саспенс имеет временный характер и действует на зрителя порционно.
 
«Дюнкерк» же - это один сплошной саспенс, которые с первых минут очень медленно и незаметно подкрадывается, захватывает сознание и отпускает один раз, но лишь в самом конце. Именно поэтому ты можешь более менее облегченно выдохнуть только тогда, когда это могут себе позволить персонажи на экране. Только вместе с ними, но никак не раньше.
 
 
Конечно же, есть множество прекрасных картин на военную тему, с которыми кто-то попытается сравнить «Дюнкерк». Однако делать такое сравнение будет не совсем правильным, так как и «Перл Харбор», и «Спасти рядового Райана» и прошлогодний «По соображениям совести» при всех своих плюсах являются фильмами о войне студийного производства со всеми присущими жанру элементами и традиционными шаблонами.
 
Конечно же, ты с интересом наблюдаешь за всем, что происходит, переживаешь за персонажей, восхищаешься великолепными съемками, воодушевляешься патриотическими настроениями и грустишь о погибших.
 
Мы привыкли к этим фильмам, и любим их. Но «Дюнкерк» не такой. Он не рассказывает тебе историю каких-либо боевых действий и людей. Этот фильм делает тебя самым настоящим участником этих событий, совершенно не гарантируя твое выживание, с кем бы из участников ты бы себя не ассоциировал. Потому что «Дюнкерк» - это не кино о войне. Это сама война.
 
Что хорошего: Съемки, музыка, саспенс, погружение в фильм, отличительность.
 
Что плохого: Фильм далеко не для всех. И, пусть «Дюнкерк» оставил потрясающие впечатления, для меня он не стал лучшим фильмом Нолана. Но это однозначно один из лучших фильмов года, а может и пятилетки.
 
Лучший момент: Нельзя вырывать что-то из общего контекста. Весь фильм - это один сплошной лучший момент.
 
Оценка: 85%
 
Автор: Анатолий Сушко
Поделиться с друзьями
Автор: Андрей Долженков