Для оптимальной работы интернет-издания 36on.ru и его регулярного обновления мы используем cookies (куки-файлы) и сервис сбора и статистического анализа данных «Яндекс.Метрика» Продолжая оставаться на нашем сайте, вы соглашаетесь на использование куки-файлов и сервиса сбора статистики «Яндекс.Метрика».
Подробнее
Штурм Дебальцево: как это было
Штурм Дебальцево. Рассказ одного из командиров ВВД. 23 февраля 2015 года, населенный пункт станция Фащевка Луганской области.
21203
Поделиться с друзьями
Комендант местной станицы Казачьей Национальной Гвардии Всевеликого Войска Донского Василий Николаевич Торугин, со скромным позывным «Васек», согласился на интервью с 36on.ru. Командир сам из местных, человек простой и жесткий, поэтому для сохранения колорита приводим текст с минимальными грамматическими правками.
 
 
 

Слесарь-шахтер-комендант
 
- Василий Николаевич, расскажите о себе, какая у вас специальность ?
- После школы пошел в училище на электрослесаря, закончил его, поработал слесарем немножко на шахте. Потом в армию, затем снова на шахту. Слесарем поработал – пошел в забой, потому что две дочи у меня. Надо было поднимать семью, кормить. И с тех пор все по шахтам, да по шахтам...
- В каких войсках Советской армии Вы служили?
- Служил в стройбате, на аэродроме Федотово.

 
Штурм: дебальцевский «крест»
 
- Расскажите про штурм Дебальцево. Как это было?
- Было серьезно. Заходили мы через Чернухино, возле Камня, с проводником. Черухино было еще занято укропами, мы пробирались группами через мост по несколько человек. Тогда на мостах стояла еще украинская армия, но как-то потихонечку мы просквозили. Мы не смотрели - кто там, что там, как там. У нас было свое задание: нужно было войти и помаленьку их начинать давить снутри. Что мы и выполнили под командованием Николая Ивановича Козицына - дошли до «креста». Если бы не атаман, такого поднятия Духа у нас не было бы. Это очень серьезно, когда рядом командир. Взяли мы «крест» 18 февраля.
 
- А «крест» это что?
- «Крест» - это Дебальцевский перекресток, где соединяются две международные трассы: «Донецк-Луганск» и «Ростов-Харьков». Это самый центр Дебальцево, там были очень серьезные укрепления ВСУ. Но они бросили технику и «потэкали»,  за что им все говорят «спасибо!»: за танки, БТРы, «Уралы», ну и все остальное - боеприпасы, продовольствия много оставили, конечно... Продукты мы отдали мирным жителям: люди приходили и разбирали их. Больше было «перегаженного», конечно, потому что я не знаю, как они там жили, я не знаю, за что они вообще воевали там. Кого они там хотели выбить? Это - наша земля!
 
- Интересный момент: Козицына долгое время не было, а потом он вернулся и повел казаков в наступление.
- Да, мы, братья,  долго ждали Николая Ивановича. Все обрадовались, когда он приехал. Все поднялись духом.
 
- А вы как наступали? Вышли танками, пушками или были стрелковые бои?
- Нет, в этом бою у нашей группы не было ни танков, ни пушек. Мы шли только с автоматами, с «подствольниками» и гранатометом, больше ничего серьезного не было.
 
- А сколько человек штурмовало?
- Точную нашу численность я не назову, потому как у каждой группы было свое задание: одни брали завод, другие - остальные объекты. Но в итоге все вместе вышли на «Крест». Заходили мы группами по 20 и по 40 человек. Мы были в группе с Николаем, позывной «Старый». Рассредоточивались по подвалам и сараям, где можно было переночевать и как-то обогреться. 
 
- Куда же украинские войска бежали, если Дебальцево было в кольце?
- Многие сдавались, многие по погребам прятались. Может быть, где-то кто-то еще и есть. Там их до сих пор достают из подвалов и развалин, где они прячутся. Понимаете, кругом кордон не поставишь, где-то группами может и выходили. Но, в основном, конечно,  там полегли. И молодые пацаны ни за что, «хрэн» его знает, за какой «хрэн» они вообще сюда пришли: теперь не «матеря» их не найдут, и знать не будут где могилы ихние, ни жены...
 
 
 

Кто сдавался - тот сдавался, а кто не сдавался - тут оставался
 
- Вы отдавали «двухсотых» украинцам?
- Ну, если приезжали, забирали, что не отдать-то? Но за ними очень редко приезжают.
 
- А есть «двухсотые», которые еще не отданы родственникам?
- Есть. Но дело в том, что они их сами на местах поприкапывали. По словам свидетелей, закапывали их экскаваторами, техникой. Под Чернухино закапывали, да и под Дебальцево есть ямы такие, куда кидали...
 
- А кто закапывал?
- Свои ж их и закапывали. Нам некогда было этим заниматься, потому как у нас было свое задание:  или взять их в плен, или выбить. Потому что по-хорошему они не хотели - кто сдавался, тот сдавался, кто не сдавался - тут оставался.
 

- В процентном соотношении кого больше? Тех, кто сдавался или тех, кто не сдавался?
- Как вам сказать… Наверное, кто поумнее, сдавались. Ну как их назвать? Молодые же, пацаны. Сейчас принято говорить укропы… Да. Укропы. Но не все ж там есть такие бойцы, которые добровольно шли, некоторых и гнали же. Да не некоторых, а большинство.
Как их там запугивали… Когда начинаешь с ними разговаривать, рассказывают, что говорили, что их посадят, или что их семьям будет что-то серьезное. Надеялись они, конечно, на эти власти новоиспеченные. То - ихнее дело. Но я думаю, мы все поправим, даст Бог, все станет на свои места. Когда-то народ все-таки поймет, одумается и там...
И «матеря» одумаются, и жены одумаются, да и они сами хлопцы одумаются. Куда вы идете? Кого вы бьете?
Те, кто шли на смерть - им просто деваться было некуда. Сзади кордоны стояли и  свои «лупили». Пока мы подходили к «кресту», их не выпускали.
 
 
- Кордоны из «Правого Сектора»?
- Да. Эти просто не выпускали пацанов. Даже тех, которые хотели сдаваться - перед самым «крестом» там был жестокий бой. Их свои же и «лупили», тех, кто не хотел назад возвращаться или шел к нам сдаваться. Да и на мостах то же самое происходило: минометом их накрывали. Ребята, это надо все смотреть своими глазами, почувствовать. Но скажу, что казаки показали себя в этом бою, я не видел трусов, все были молодцы.
 
- А кого вы можете выделить в том бою?
- Подразделение Коли «Старого» – все ребята там молодцы. Они отлично поработали. «Кол» тоже молодец работал хорошо. Да все казаки работали хорошо. Мы заходили с одной стороны, Паша Дремов заходил с другой стороны. С Пашей мы близко не знакомы, встречались как-то раз. У них тоже были тяжелые бои, ожесточенные. Тоже ребята молодцы. Да все молодцы и казаки, и ополченцы. Как говорится «гуртом и батьку бить легче», так что всем надо держаться один за одного и тогда мы дойдем куда наметили.
 
- И куда наметили?
- Харьков «подымется», Полтава «подымется», и во Львове люди поймут, везде поймут...
Уберут всю эту нечисть, которая мешает жить, которая возомнила из себя богов-царей, на смерть посылает. «Матеря» поймут,  жены поймут, отцы, деды, братья, сестры - все поймут когда-то. Некоторым будет стыдно. Чему тут гордиться, если один одного бьет?
 
- А территориально идти собираетесь до Киева или дальше?
- Украина должна быть вся свободная.  Нас сейчас две области: Луганская и Донецкая. Это Новороссия, как она была, так она и будет. Это русская земля, как говорил батько, исконно казачья земля. Жили казаки здесь и будут жить. Ни укропы, ни фашисты здесь жить не будут. Это новое сейчас имя «укроп», а вообще это нацисты и фашисты. Деды наши бились, дошли до Берлина, победили. Тяжело было, пять лет воевали. Тяжело, многие остались. Вечная им слава! 
 
 

Дебальцево сегодня
 
- Со стороны Дебальцево до сих пор слышны выстрелы и взрывы - там до сих пор идут бои?
- В районе Дебальцево идет разминирование - слышно много взрывов, выстрелов. Нельзя сразу всю нечисть вычистить. Работы тут не на один год. Потому что их столько сюда «понапуляли»! Там-то они полгода стояли, там натянули столько, что не дай Бог...
Там сейчас полностью все контролируется ополчением ЛНР, ДНР, казаками. Очень много в виде опасности неразорвавшихся снарядов, мин, растяжек очень много, потому что «сюрпризов» понаоставляли они во дворах, домах и подвалах, и в разных помещениях, мины мы и в школах находили. Оно и спасибо им, конечно, что они оставили много трофеев. Сейчас вот ребята ремонтируют эту технику. Отремонтируют и…  По-моему она довольно-таки недурно смотрится. Некоторая едет своим ходом, но некоторую приходится немного транспортировать, конечно. Ну ничего. Я думаю, у нас есть специалисты, которые сделают, как положено ее наладят.
 
- А диверсанты там есть?
- Возможно да. Не без этого. Недавно был случай такой неприятный. Троих казачков под Чернухино снайпер снял, попали в засаду, буквально дня три назад. Есть еще ДРГ, но я думаю, мы будем работать, сейчас надо втрое жестче и аккуратнее. Будем тщательнее наблюдать, выявлять и уничтожать.
 
- Насчет  пленных: среди них только украинцы или есть иностранные граждане?
- Да всякие есть: и латыши, и поляки и кого тут только нет. Тут, как говорится, каждой твари по паре.  Находили и немцев, и чеченов...
 
 

С Праздником, мужики!
 
-  23 февраля. День защитника Отечества в Новороссии празднуют, на Украине - нет. Можете что-нибудь сказать по этому поводу или поздравить кого-то?
- Я хочу поздравить всех казаков, и не только казаков, всех ополченцев, всех мужчин, мужчин, которые воюют за правое дело. Конечно не укропов, и не нацистов. Всех ветеранов войны. Всех мужиков с этим праздником! Он у нас был, есть и будет! Мы праздновали и будем праздновать назло «Порошенке», «Тимошенке» и «Кличкам» и «Ляшкам» и всем этим сверчкам. Пусть они там хоть лопнут от зависти, а 23 февраля – это большой праздник. Это День Советской Армии и Военно-Морского Флота.
Пусть просто хлопцы которые читают это интервью, подумают.  Ребята, хорош там сиси мять, подымайтесь, выбивайте эту хунту к чертовой бабушке. И опять заживем нормально.
Кому чего мало было? Кому чего не хватало? Я не знаю. Или тут олигархов увидели?
Мы жили тут хорошо: землю пахали, в шахтах работали и на заводах трудились. У меня отец шахтер, дядька шахтер, племянники шахтеры, братья шахтеры, я шахтер. Если б не эта война, я бы в жизни оружие в руки не взял, оно мне сто лет не нужно.

Автор: Кирилл Нестеров