Для оптимальной работы интернет-издания 36on.ru и его регулярного обновления мы используем cookies (куки-файлы) и сервис сбора и статистического анализа данных «Яндекс.Метрика» Продолжая оставаться на нашем сайте, вы соглашаетесь на использование куки-файлов и сервиса сбора статистики «Яндекс.Метрика».
Подробнее
Убийство по неосмотрительности (поджигатели из Ямного рвутся на свободу)
Неожиданный поворот случился в резонансном деле о поджоге бани в Рамонском районе шестилетней давности, когда в огне погибли две женщины.
6693
Поделиться с друзьями
Неожиданный поворот случился в резонансном деле о поджоге бани в Рамонском районе шестилетней давности, когда в огне погибли две женщины. Пересмотра жесткого приговора облсуда потребовали не только адвокаты убийц, но и -- почти беспрецедентный случай -- облпрокуратура, обычно настаивающая на обратном.

Как установлено судом, 13 марта 2005 года Олег Плохих (уголовное дело против него выделено в отдельное производство; он до сих пор в бегах) предложил Евгению Фоменко и Владимиру Степанову поджечь баню на улице Комсомольской в Ямном. Девушка Олега, по версии защиты, не раз изменяла ему в той самой бане, поэтому он и решил ее сжечь. Купив 20 литров бензина, трое преступников прибыли к служебному входу в парилку. Когда дверь открыл растопник Роман Колесников, налетчики ворвались в помещение, избили Колесникова и связали ему руки. Растопник предупредил нападавших, что кроме него во внутренних помещениях две женщины -- жена Надежда, работавшая официанткой, и Светлана Пижурина, повар.

Когда Степанов и Фоменко закончили обливать бензином стены и пол, по лестнице со второго этажа спустилась одна из потерпевших, которой Степанов приказал вернуться. После чего он поджег горючее. Понимая, что женщинам со второго этажа не выбраться, Степанов и Фоменко выбежали из горящего здания. Пожар был таким сильным, что здание сгорело за нескольких минут. Уцелел только Колесников.

Облсуд приговорил 29-летнего Степанова и 28-летнего Фоменко к 16 и 11 годам лишения свободы соответственно, взыскал с них материальный ущерб в сумме более 2,2 млн рублей и моральный вред в пользу родственников потерпевших в 3 млн с каждого осужденного.

Однако, по мнению потерпевших, имело место не разбойное нападение с поджогом, как инкриминировала случившееся прокуратура, а устрашение владельца заведения. О заказном характере преступления в суде не прозвучало ни слова. Хотя некоторые события, связанные со сгоревшей баней, перекликаются с разделом земли бывшего колхоза в Ямном. Например, в момент, когда произошел инцидент, Степанов был охранником в ЗАО "Яменское". В 2003 году он получил от предприятия два участка по 40 соток с двумя овощехранилищами. И до сих пор является их владельцем. Понятно, что появление собственности должно было чем-то мотивироваться. В феврале 2010-го оба подозреваемых сменили адвокатов. Защитником Фоменко стала Вера Белкина, которая сегодня, по словам вдовцов, -- хозяйка участка, некогда принадлежавшего тому же ЗАО. Адвокат второго обвиняемого -- Виктория Дорофеева, родственница Александра Поминова, начальника охраны "Яменского" в 2005 году.

В тот год в Рамони активно шел раздел земель некогда успешных хозяйств -- ЗАО "Яменское" и "Подгорное". Пайщики бывших колхозов до сих пор обращаются во все инстанции с просьбой разобраться в нарушениях при оформлении прав на доли. Речь идет о спорной регистрации сотен гектаров на аффилированных с депутатом облдумы Евгением Китаевым юридических и физических лиц. "Мотив преступления ясен, -- уверен Андрей Афанасьев, вдовец Светланы Пижуриной. -- Один из троих хозяев бани, Валерий Горлов, занимался земельным бизнесом. И его хотели припугнуть".

Как стало известно, заместитель облпрокурора Александр Семенов направил кассацию в судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда. По его мнению, приговор облсуда подлежит изменению в связи с неправильным применением закона при квалификации действий Степанова и Фоменко: исключив из обвинения "иные тяжкие последствия", суд должен был определять действия поджигателей по статье "Умышленное уничтожение чужого имущества", которое наказывается штрафом либо лишением свободы на срок до двух лет. Получается, Семенов считает, что повреждение отдельных предметов огнем проходило в условиях, исключающих его распространение на другие объекты и людей. Как написал зампрокурора, именно суд установил, что Степанов и Фоменко облили бензином пол и стены бани.

Доказательств возможного распространения огня на другие объекты, возникновения угрозы чужому имуществу или жизни других лиц в приговоре не приведено. Наоборот, и потерпевшие, и свидетели, в том числе начальник пожарной части Рамонского района, показали, что здание бани находилось на значительном расстоянии от жилых построек. Поэтому теперь гособвинение вроде бы и отказалось от существенного квалифицирующего признака преступления -- "совершенное общеопасным способом". И, как считает Семенов, необходимо освободить поджигателей от ответственности за умышленное уничтожение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба.

Адвокат Виктория Дорофеева в кассационной жалобе, в свою очередь, отразила, что ее подзащитный Степанов (так же как Фоменко и Плохих), разливая бензин в коридоре бани, не преследовал цели кого-либо убить. "Иначе зачем идти на преступление без масок? -- написала она. -- У Плохих был пистолет. Но почему он не применил его сразу?.. Зачем оставлять Колесникова в живых?". Правда, сама же Дорофеева отметила, что, находясь в бане, Степанов должен был предвидеть: женщина на втором этаже, если будет гореть коридор или холл первого этажа, не сможет выбраться из здания: "Степановым не было проявлено осмотрительности, он полагал, что женщина сможет спастись, спрыгнув с окна второго этажа или укрывшись там. Он должен нести ответственность за причинение смерти по неосторожности, сопряженное с умышленным уничтожением имущества". Адвокат Белкина также настаивает на переквалификации действии Фоменко с особо жестокого убийства двух лиц, совершенного группой по предварительному сговору, на покушение и поджог. Что практически освобождает ее доверителя от наказания за давностью лет.

Сторона потерпевших считает, что кассация зампрокурора внесена под надуманным предлогом. И вот странность: позиция надзорного ведомства за последнее время существенно изменилась. Приговор облсуда оказался скромнее того, чего требовал гособвинитель изначально: 17 лет -- для Степанова и 13 -- для Фоменко. Довод о том, что преступники не договаривались об убийстве, а все вышло случайно, для вдовцов не убедителен. Подожгли ведь коридор первого этажа -- единственный выход со второго. К тому же показания осужденных не заслуживают доверия. Например, Степанов во время суда отрицал занятость в ЗАО "Яменское", хотя в деле имелись подтверждающие справки из Пенсионного фонда и характеристика Степанова из ЗАО. Вдовцы сожалеют, что из приговора исключили пункт, указывающий на общеопасный способ преступления, что, по их мнению, и порождает спекуляции защиты.

Печатную версию материала читайте в газете
Автор: Андрей Цветков