Облздрав объявившим забастовку медикам: «Не питайте иллюзий по поводу зарплат»
Комиссия начала проверку фактов, изложенных в письме президенту РФ.
11596
Сотрудники облздрава и профсоюза медиков встретились с фельдшерами, объявившими «итальянскую забастовку». Собрание проходило 30 марта в зале воронежской станции скорой помощи на территории БСМП. Его посетили порядка 80 человек.
 
Специально созданная комиссия, которая займется расследованием причин «забастовки», выслушала претензии фельдшеров Советского и Коминтерновского районов по поводу маленьких зарплат, кадрового дефицита и незащищенности сотрудников скорой помощи от буйных пациентов. Стороны попытались найти выход из ситуации. Но по итогам собрания стало ясно, что она едва ли сдвинется с мертвой точки в ближайшее время.
 

 
 
Письмо Владимиру Путину и «итальянская забастовка»
 
 
 
В начале марта почти 350 работников «скорой» обратились за помощью к Владимиру Путину. В коллективном письме они пожаловались на то, что в Воронеже не выполняются «майские указы», данные им в 2012 году. Напомним, что по распоряжению главы государства в 2018 году зарплата фельдшеров и медсестер должна была вырасти до средней по региону, а врачей – увеличиться в два раза. Медики говорят, что на бумаге так и вышло – средний персонал стал получить порядка 27 тысяч рублей.
 
Как изложили в своем обращении к президенту фельдшеры, требуемый средний показатель достигался за счет «повышенной нагрузки на персонал», а заработная плата тех, кто работал на одну ставку, оставалась по-прежнему на низком уровне – 14-18 тысяч рублей. Для нужных цифр помогли и надбавки за работу фельдшеров в неукомплектованных бригадах. За одиночные выезды платили сверху 80% от оклада. В то же время «некомплект» противоречил нормам, установленным Минздравом. По правилам, каждая бригада должна состоять из двух медработников (фельдшер и фельдшер/фельдшер и медсестра/фельдшер и врач/врач и медсестра).
 
 
Последнее обстоятельство подвигло медиков объявить «итальянскую забастовку». Ее суть заключается в предельно строгом исполнении сотрудниками организации своих должностных обязанностей и правил, от них нельзя отступать ни на шаг и выходить за их пределы. Временами такой саботаж называют работой по правилам. Считается, что это эффективный метод забастовочной борьбы. 
 
В нашем случае многие фельдшеры, полагаясь на нормы Минздрава, отказались дежурить в одиночку. Спустя почти месяц в происходящем решили разобраться чиновники из департамента здравоохранения Воронежской области и профсоюз медиков. 
 
 
 
 

«Мы не хотим умирать на смене»
 
 

– Думаю, коллеги согласятся, что главная проблема – это низкая заработная плата. Чтобы заработать более или менее приемлемую зарплату на уровне 27-30 тысяч рублей, люди вынуждены работать на 1,5 ставки без помощника, то есть в неукомплектованной бригаде. В одни руки тянуть все вызовы. Это очень тяжело, и это продолжается годами. Люди измучены, обессилены, они хотят жить достойно. Все мы помним коллег, которые умирали на смене. Мы так не хотим! – обратился в начале встречи к представителям комиссии фельдшер скорой помощи Советского района Михаил Пестунов.
 
 
В течение следующих двух часов об опасностях, риски которых увеличиваются, когда нарушаются правила, говорили еще несколько раз. Фельдшеры спрашивали, что им делать. Большинство вопросов так и остались без ответов.
 
– У нас девчонки работают по 22-23 года и весом по 50 килограммов. Они приезжают к наркоманам. Откачивают их и одновременно отбиваются чемоданом, потому что угрожают скинуть с 7-го этажа! Что в этой ситуации делать? Как себя обезопасить? – выкрикнул молодой фельдшер из числа людей, столпившихся перед выходом из зала.
 
 
– 22 февраля на меня напал человек. Я написал заявление в полицию, участковый сказал: «Разбирайтесь сами». При этом они ехали почти час к нам. А этот человек лежал, бил машины, орал, кричал, меня к себе не подпускал, кидался в меня ботинками и носками, – пожаловался фельдшер Александр Клоков.
 
 
– Когда мне по голове наркоманка, требуя наркотики, дала бутылкой, я написал в прокуратуру. Мне ответили: «Нет состава преступления». Я пролежал на больничном. У меня до сих пор голова кружится. Я просто сел заполнять документацию, ко мне сзади подошли. Этого могло бы не произойти, если бы я не один был на вызове! – обратился к сотрудникам департамента здравоохранения взволнованный мужчина. – Я не хочу получать 22 тысяч, обеспечивая двух детей и жену. Я плачу за коммуналку 7 тысяч, заправляю машину. На жизнь остается всего 10 тысяч…
 
 
Собравшиеся отметили, что, когда они работают в неукомплектованной бригаде и сталкиваются с другими проблемами в системе «скорой», это становится опасным не только для самих сотрудников, но и для тех, кому необходима помощь.
 
– Во мне 42 килограмма. Если меня убьет какой-нибудь сраный наркоман, кто будет кормить мою дочь? Почему я должна выезжать на вызов в неукомплектованной бригаде? – с возмущением спросила у чиновников миниатюрная девушка со второго ряда. – Разные бывают случаи – и задыхаются, и аритмия, и инфаркт. Я не могу одна помощь оказать!
 
 
– Как можно грамотно оказать помощь в неукомплектованной бригаде? Вот приехала я на ДТП, у меня две руки, извините, а там несколько пострадавших и толпа народу, которая просто разрывает! – сказала женщина с последних рядов.
 
 
– Пример с ДТП, наверное, не очень корректный. Они случаются не так часто. Но даже сердечно-легочную реанимацию провести одному человеку двумя руками эффективно практически невозможно. Для этого нужны хотя бы двое, – заметил представитель инициативной группы медиков Михаил Пестунов.
 
В непростой ситуации находятся и водители скорой помощи. Об этом рассказал на собрании один из представителей этой профессии:
 
– Всю зиму очень многие машины ездили на летней резине в связи с чем мы подвергали опасности и людей. Нас порой заставляют и на неисправных автомобилях выезжать. Водителей просят оставаться после работы и ремонтировать их. После того, как они отработали 12 часов! При этом никаких письменных распоряжений на это нет. Оклад у нас составляет 7460. Почему он такой? Раньше мы получали, как водители администрации города. Сейчас у них 12 с лишним тысяч. 
 
 

 
Что на это сказал доктор Минаков
 
 
 
Первый заместитель руководителя департамента здравоохранения, врач-хирург Олег Минаков, выслушав жалобы фельдшеров, спросил, что же они предлагают. После чего последовал логичный ответ – «доукомплектовать бригады вторым человеком». Чиновник не поверил, что «две 50-килограммовые девушки гораздо эффективнее» нежели одна при встрече с наркоманами. Эти слова вызвали неодобрительную реакцию аудитории, она начала шуметь, после чего самым ответственным пришлось успокаивать остальных. 
 
На вопрос лидера инициативной группы медиков Михаила Пестунова, могут ли фельдшеры на основании приказа Министерства требовать укомплектование бригады, Олег Минаков ответил:
 
– Нет проблем. Но это автоматически отразится на заработной плате.
 
 
В то же время он предупредил об ответственности, которая ждет фельдшеров, отказавшихся работать по одному. По его словам, администрация должна будет составить соответствующий акт. А фельдшеры – пояснительную. Все эти документы будут нужны, если сотрудник будет уволен, и дело дойдет до суда. Кроме того, по его мнению, есть и более страшные последствия. Впрочем, приведенные факты были поставлены медиками под сомнение.
 
– Бригада должна быть укомплектована – это рекомендации, прописанные в приказе 388Н. Но вы не имеете права отказываться работать по одному. Иначе администрация запишет ваш отказ. И если потом будет признано, что там умер человек…
 
– Да мы не про вызов говорим! А вообще про то, чтобы на линию выйти! – перебил Минакова фельдшер Александр Клоков. В шуме было не разобрать, что отвечает на это притихший врач. – Доктор, вы путаете! Это еще перед началом смены начинается!
 
– Я ничего не путаю. За что дали срок врачу «Электроники»? Его спросили: «Ты, когда сидел на дежурстве, знал, что пациенту плохо?» – «Знал». – «А почему не пришел?» – «А у меня не прописано в должностной инструкции». – «Но имел же возможность дойти?» – «Имел». – «Имел, и не дошел – вот тебе два года». Это не я придумал и не я пропагандирую. Вы должны сесть и прописать: на такие-то вызовы едет врач и медсестра, а на подъем температуры – фельдшер. 
 
Пока не ясно, смогли ли друг друга понять чиновники и фельдшеры. Также остается неизвестным ответ на вопрос: будет ли что-то делаться для того, чтобы бригады были укомплектованы.
 
 
 

 
Как формируется зарплата фельдшеров?
 
 

Олег Минаков попытался объяснить, как формируется зарплата фельдшеров, и рассказал, что они сами могут сделать, чтобы ее увеличить.
 
– Вы являетесь медицинским предприятием, у которого есть бюджет. Вы зарабатываете деньги за счет населения. Чтобы легче было считать, в городе, предположим, 1 миллион человек. Стоимость одного вызова определена федеральным тарифом. Условно – 60 рублей. Получается, что вы умножаете 60 рублей на 1 миллион населения и получаете свой бюджет Обязательного медицинского страхования. Это тот доход, который вы заработаете в 2018 году. Типичный семейный бюджет. Давайте его делить. 80% – это зарплата с налогами. Поэтому, когда водители спрашивают, где запчасти, гараж и бензин, а сотрудники – где зарплата, вы можете сесть и сказать: «Теперь не 20% на все остальное и 80% на зарплату, а 75% на зарплату с налогами, и добавим немного на запчасти». Или так: «90% будем выделять на зарплату».
 
– Но нет ни того, ни другого! Ни запчастей, ни зарплат! – перебила одна из фельдшеров, после чего в зале послышались смешки.
 
 
– Хорошее предложение: «Давайте увеличим заработную плату», – несмотря ни на что, продолжал Минаков. – Тогда мы говорим о том: «Давайте заберем деньги ОМС из других предприятий – районных, областных, городских больниц – и отдадим скорой медицинской помощи». У фельдшеров зарплата будет 40 тысяч рублей, а остальные пусть, как хотят, выживают. Так не получится. Есть тарифы федеральные, которые определяют стоимость госпитализации, стоимость лечения в дневном стационаре, стоимость обращения в поликлинику и стоимость вызова скорой помощи.
 
– Почему нет индексации четыре года? Уровень жизни поменялся, продуктовая корзина стала стоить дороже, на такие деньги мы не можем себе позволить ничего купить! Оплата коммунальных услуг занимает определенную нишу, забирает в среднем до 7 тысяч рублей из 17 тысяч зарплаты! Ведь с ростом цен должна повышаться заработная плата? – спросила Елена Карасева, которая работает на одну ставку в укомплектованной бригаде.
 
– Какая индексация, если вы работаете в страховой системе? – ответил на это Олег Минаков, после чего в зале послышался недовольный шум.
 
 
Между тем сложившаяся ситуация привела к тому, что воронежцы просто стали бежать из «скорой». Образовался кадровый дефицит.
 
– С Коминтерновской подстанции за два прошлых месяца уволилось 18 человек. Они увольняются по единственной причине – потому что не получают за свою работу зарплату, на которую могли бы жить. Об этом наше обращение. Может, стоит рассмотреть увеличение тарифов? Это глобальный вопрос. Но, тем не менее, эту проблему надо решать, – сказал Михаил Пестунов.
 
 

«Можете иллюзий не питать»
 
 

Проблему действительно надо решать – это понимают и фельдшеры, и чиновники. Но пока неизвестно, каким образом и когда ситуация сдвинется с мертвой точки. У Олега Минакова есть несколько идей, но в то же время он не обещает ничего.
 
– Коллеги, 100% от средней зарплаты по региону на ставку в укомплектованной бригаде у вас вряд ли будет. Можете иллюзий не питать. Если у вас будет средняя зарплата на ставку в укомплектованной бригаде, значит все, кто будет работать на 1,5 ставки в неукомплектованной, должны будут получать под 50 тысяч рублей.
 
– Это справедливо! – послышалось из толпы.
 
– Да, согласен с вами. Люди действительно работают, чтобы заработать денег, – с пониманием сказал Минаков.
 
– Но не по одному же?! Вы тоже попробуйте по 22-25 вызовов в сутки сделать! – возмутился Александр Клоков.
 
– Коллеги, вы меня не убеждаете. Я не родился в кресле чиновника. Я могу рассказать, что такое 13 дежурств, как мыться в ванной в детском отделении ржавой водой. Что вы мне это все рассказываете? – под нарастающий шум собравшихся говорил Минаков. – Я точно в таких же условиях работал. Да, мы хотим, чтобы они были лучше. Мы к этому и идем потихонечку.
 
 
Активистка Елена Карасева отметила, что чиновникам и руководству городских станций скорой медицинской помощи необходимо бороться с кадровым дефицитом, нужно создать стимул фельдшеров, «чтобы они хотели приходить на работу, и выполнять ее, как положено». На это Минаков ответил, что «как только дефицит сотрудников будет заполнен, зарплата фельдшеров размоется еще больше».
 
– Для вас это новость? Если заработную плату, которую вы получаете, делить на большее количество людей, она становится меньше. А тариф пересмотрен не будет, вы это прекрасно понимаете. Объем средств, который перечисляет федеральный Фонд территориальному, связан с объемом налогов, собранных в Воронежской области. Мы ждем одного, что подъем заработной платы после трех первых месяцев даст соответствующий приток в Фонд. Когда эти деньги появятся, они, в первую очередь, пойдут на выравнивание вот этого странного соотношения между средним медперсоналом и санитарным (сейчас санитары получают больше фельдшеров, по словам последних – прим. ред.). Но обещать 27 тысяч на ставку в укомплектованной бригаде я вам не могу.
 
Минаков предложил обратиться в мэрию, чтобы там повлияли на увеличение зарплат фельдшеров. По его словам, городские власти могут предусмотреть дополнительные выплаты средним медработникам, врачам и водителям как представителям социально важных профессий. Такая практика распространена в других городах и даже в районах Воронежской области.
 
 
По итогам встречи лидер инициативной группы Михаил Пестунов сделал вывод, что волнующий медиков вопрос зарплат так и не был решен, он сообщил, что фельдшеры будут настаивать на продолжении этой темы.
 
– Я согласен, что вопрос не решен, но поймите меня, я не могу сказать, что он внезапно завтра решится. Пока механизма для его решения в ближайшее время у нас нет. Мы над ним работаем и будем искать для вас возможности. Обещания, которые я не смогу выполнить, я вам давать сейчас не буду, – напоследок, извиняясь, сказал Олег Минаков.
 
 

15 требований
 
 
 
В течение недели после встречи на станции скорой помощи будет работать специально созданная комиссия. Финансисты, входящие в ее состав, исследуют все выплаты фельдшеров за год. Другие специалисты изучат основные жалобы медперсонала. Кроме того, членам комиссии необходимо будет дать ответ на письмо инициативной группы фельдшеров, в котором изложены 15 требований.
 
В обращении, подготовленном по итогам встречи, медики продолжают настаивать на выплате 100% от средней зарплаты по региону. При этом работа сверх ставки должна оплачиваться как переработка. Второе требование касается 100% надбавки за работу в неполной бригаде. Третье – постановки в неукомплектованную бригаду только с письменного согласия сотрудника скорой помощи. Также фельдшеры просят увеличить количество бригад СМП до 100 по городу, снабдить водителей запчастями и ГСМ, застраховать сотрудников «скорой» от профессиональных рисков, обратиться в мэрию по поводу финансирования скорой помощи и заключить с сотрудниками коллективный договор, который будет регулировать социально-трудовые отношения в организации.
 
На ответ у комиссии – семь дней. Но уже сейчас можно с уверенностью сказать: мало что изменится. Об этом в открытую говорил чиновник департамента здравоохранения. А это значит – работайте на несколько ставок, гробя свое здоровье и тратя время, которое можно было бы провести с семьей, ездите на вызовы одни, без помощника, рискуя попасть под кулаки неадекватных пациентов или, наоборот, ставя под угрозу жизни тех, кому требуется помощь двух квалифицированных специалистов, ремонтируйте автомобили сами, катайтесь на летней резине и молитесь, чтобы не попасть в ДТП. Главное, что «майские указы» президента выполнены. И не важно какой ценой, и что всего лишь на бумаге. 
 
 
Поделиться с друзьями
Автор: Анна Вотинова