Для оптимальной работы интернет-издания 36on.ru и его регулярного обновления мы используем cookies (куки-файлы) и сервис сбора и статистического анализа данных «Яндекс.Метрика» Продолжая оставаться на нашем сайте, вы соглашаетесь на использование куки-файлов и сервиса сбора статистики «Яндекс.Метрика».
Подробнее
Снесенные и забытые: как уничтожались старинные дома Воронежа (Часть 2)
Обзор 36on и краеведа Ольги Рудевой.
14140
Поделиться с друзьями
Портал 36on.ru продолжает серию публикаций «Снесенные и забытые». В прошлом месяце мы рассказали о печальной судьбе семи старинных домов, некогда принадлежащих таким известным людям Воронежа как Петр Мысаков, Василий Мещеряков, Мария Резникова, Степан Тер-Паносов и Сергей Харин, Павел Кирсанов, Митрофан Кожин и семья Вяхиревых. Чем бы еще могли гордиться воронежцы и почему этого никогда не произойдет – читайте в нашем материале.
 
Благодарим за помощь в сборе информации председателя Общественного совета при департаменте архитектуры Воронежской области и создателя сообщества «Архдозор» Ольгу Рудеву, а также краеведа и писателя Павла Попова, предоставившего фотографии старых домов и сведения об истории зданий, «Большой воронежский форум» и его подписчиков.
 
 
 
 
1. Дом купчихи Перелыгиной.
 
 
Проходя по улице Платонова, частично сохранившей историческую застройку, сложно сказать, что когда-то ее украшал старинный дом купчихи Перелыгиной. Двухэтажное здание с аркой было построено в стиле эклектика в 1902-1903 годах. Вначале 90-х по неизвестным причинам оно лишилось красивых металлических ворот с надписью наверху «1915». Сам памятник регионального значения исчез с лица Воронежа спустя один век – в 2008 году. Примечательно, что за полгода до сноса на ремонт фасада было потрачено более чем полмиллиона рублей из областного бюджета. Этот факт не остановил местных бизнесменов, ставших новыми владельцами квартир здания в 2001-2005 годах. 
 
 
 
Без объявления войны, в выходной день, когда сотрудники ни одного надзорного ведомства не отвечали на звонки, предприимчивые воронежцы пустили ценное сооружение под ковш экскаватора, не имея на это разрешения. Свои действия они объяснили тем, что во время ремонта кровли, согласованного с властями, стены старинной постройки начали рушиться, и сохранить ее якобы не представлялось возможным. По некоторым данным, на месте доме Перелыгиной собирались возвести 24-этажный дом. Но эти планы до сих пор реализованы не были.
 
 
 
Участок, расположенный на улице Платонова, 21, по-прежнему огорожен забором. Объявления на воротах предупреждают: «Въезд запрещен! Частная территория!!!», «Улыбнитесь. Ведется видеонаблюдение», «Машины не ставить. Строительные работы с 9:00 до 18:00». По факту, ни о какой стройке речи не идет – на месте снесенного памятника находится парковка.
 
 
 
 
 
 
 
2. Дом братьев Гревцовых.
 
 
Спускаясь от Петровского сквера по улице 20-летия ВЛКСМ, можно увидеть презентабельного вида особняк. Двухэтажный дом, отделанный декоративной штукатуркой бежевых тонов и украшенный барельефными профилями, полуколоннами с коринфскими капителями и буквами «А» и «В», возможно, кому-то радует глаз. Но это является лишь подделкой утраченного объекта культурного наследия.
 
 
 
В оригинале дом братьев-ремесленников Александра и Василия Гревцовых, содержавших бани на берегу реки Воронеж, выглядел совершенно не так. Судя по архивным фото, краснокирпичный дом имел всего один этаж и двускатную крышу, его фасад был покрашен в красный цвет. Декоративные элементы, в том числе барельефы, предположительно изображавшие братьев Гревцовых, также имели другую форму.  
 
 
 
Старинное здание, построенное во второй половине XIX века, было практически полностью уничтожено в 2011 году, несмотря на государственный запрет. Встревоженные жители улицы 20-лет ВЛКСМ обратились в СМИ, когда увидели, что дом Гревцовых сносят. Но в госорганах журналистов заверили, что ситуация находится под контролем, и памятнику ничего не угрожает. Эта уверенность ответственных за сохранение исторически ценного объекта людей привела к тому, что история с домом Перелыгиной повторилась почти в точности. По словам Ольги Рудевой, строители оставили лишь переднюю стенку постройки, барельефы были сбиты вместе со штукатуркой. Сейчас на фасаде можно увидеть их копии. 
 
 
 
 
 
3. Генеральский дом.
 
 
Похожая участь ждала и дом Перрен-Синельникова, или Генеральский дом, располагавшийся на улице Таранченко, 40. Здание было построено в стиле модерн в 1911 году по проекту известного воронежского архитектора Михаила Замятнина. Когда-то здесь жила семья дворянина Николая Перрен-Синельникова, позже сюда поселили офицеров, участвовавших в Великой Отечественной войне – с тех пор дом начали называть генеральским. Известно, что здесь жили командующий Воронежским военным округом и его заместитель.
 
 
В 2000-х новым собственником здания стала компания «Эфко». Вскоре она получила заключение о ветхом и аварийном состоянии объекта, после чего сотрудники фирмы начали настаивать на том, чтобы дом был исключен из перечня охраняемых. Однако этого не добились. В 2012 году памятник был практически стерт с лица земли, несмотря на протесты общественников – строители оставили только фасад, а остальное демонтировали.
 
 
Передняя стена дома Перрен-Синельникова сегодня является частью офисного здания, к которому сзади, будто пиявка, присосалась многоэтажка.
 
– Главная утрата «нулевых» – это Генеральский дом на улице Таранченко. Когда сейчас мы видим сохраненный фасад и за ним многоэтажку, абсолютно непонятно: это старый или новый дом, и тут что-то нарисовали под старину? Речи не идет о том, что это объект культурного наследия, – рассказывает Ольга Рудева. – Во всех снесенных домах, у которых остался только фасад, мы утратили лестницы с родными деревянными перилами. Дореволюционные перила очень сильно отличаются от современных: у них удобная форма – есть желобок под пальцы, а если дом в модерне, то с каким-нибудь завитком, у них обязательно есть кованая или литая металлическая часть. И все это было безжалостно уничтожено.
 
 
 
4. Дом Балашова.
 
 
Дом купца Ивана Балашова был построен в стиле классицизма в первой половине XIX века на улице, сегодня называемой улицей Куколкина. Сначала в нем жил купец Егор Авдеев, затем купец Балашов, после – судья Иван Лебедев. Позже здесь располагался винный завод «Воронежский», потом производство было выведено за пределы областного центра. В 70-х годах власти планировали снести здание, но в итоге от этой идеи отказались. В конце 90-х в доме находился винный магазин, последние годы своего существования он пустовал. 
 
 
 
Трагическая история произошла с памятником истории и культуры регионального значения в 2013 году. Во время строительства новой очереди центра «Галерея Чижова» его спрятали от любопытных глаз за высоким фанерным забором. Воронежцы связали это с реставрационными работами – ожидалось, что после них в Доме Балашова появится ресторан. Однако спустя полгода выяснилось, что в старинное здание будто бы случайно врезался грузовик с песком. 
 
 
 
– У здания на охрану были поставлены только три стены. То есть их трогать было нельзя. И вдруг дом со всех сторон берут в фанерную коробку, и начинается возня – строительство новой очереди «Галереи Чижова». Ну, понятно – будут сносить. В итоге сломали все. Оставили только подвал. Объяснение произошедшему у «Галереи Чижова» было сногсшибательное: в дом случайно въехал грузовик. Но ему даже разогнаться было негде! К тому же, если любой грузовик въезжает в дом, страдает сам грузовик, а не дом с метровыми стенами! – возмущается Ольга Рудева. – Потом специалисты мне рассказывали, что чисто технологически стены нельзя было сохранить, так как вокруг было окопано – надо было сносить и строить новое здание. Складывается такое впечатление, что представители ТЦ заведомо на это пошли, что у них сразу был такой план: «Дом снесем, построим новый, а над ним будет нависать вот это». 
 
 
 
Заново выстроенное здание уже несколько лет торчит из стены огромного торгового центра. Ресторан в Доме Балашова так и не сделали – сейчас помещения пустуют. «Галерея Чижова», не понесшая никакой ответственности за случившееся, постоянно подвергается критике известных людей. Так, дизайнер Артемий Лебедев рассказал о сомнительной достопримечательности в своей «Идиотеке». Блогер Илья Варламов поместил «ГЧ» в список «пожирателей истории». Издание «Медуза» включила встроенный в торговый центр дом в обзор городских ужасов.
 
 
 
 
5. Здание Чижовских казарм.
 
 
Комплекс «Чижовские казармы», состоящий из трех десятков краснокирпичных зданий и водонапорной башни, был построен с 1910 по 1914 годы для двух кавалерийских полков. Изначально строения носили название Новых казарм. После празднования 300-летия дома Романовых, в 1913 году, их переименовали в Романовские казармы. В 1923 году – в Красные казармы, или Военный городок имени Муралова. В 2000 году – в Военный городок имени Фрунзе. В народе это место называлось Чижовской слободой, поэтому и казармы были Чижовскими. В 2014 году дом №103, находившийся в реестре выявленных объектов культурного наследия, пошел под снос. 
 
 
– Помню, как ко мне обратились местные жители. Они рассказали, что новый собственник угрожает сломать дом. Я им ответила: «Нет, дом в реестре. Он не может его ломать». И вдруг, без двадцати одиннадцать ночи мне звонок: «Ольга, дом сегодня сломали». Я беру такси – и туда. Действительно, дома нет. Как? Мы начинаем выяснять. Оказывается, в организации, которая дает «зеленку», не внесли в документ обременение в связи с тем, что дом является памятником. Когда начали дальше распутывать, узнавать, кто подписал, нам сказали: «А эта женщина уже ушла, у нас не работает». Ну, явно коррупционная история. И ответственность за нее никто не понесет. Собственника наказать невозможно – у него документы правильные. Женщину никто не ищет – ушла и ушла. Очень обидно. Тем более что это комплекс зданий, – рассказывает Ольга Рудева.
 
 
Сейчас территория на улице Краснознаменной, где стояла старинная постройка, огорожена забором. Через открытые ворота можно увидеть бригаду рабочих, а также лежащие на песке трубы и бетонные блоки. Не исключено, что в ближайшее время здесь появится многоэтажный дом.
 
 
Соседствующий со стройкой дом №105 по улице Краснознаменной сейчас пустует,
в нем разбиты окна, внутри - полнейший разгром. Его дальнейшая участь не известна.
 
 
6. Дом Рогинского.
 
 
Одноэтажный дом  был построен в историческом центре Воронежа – на бывшей улице Халютинской, ныне Батуринской – в начале XX века. В нем жил инженер путей сообщения, помощник начальника службы путей и зданий ЮВЖД, коллежский секретарь Владислав Рогинский. Элементы постройки были выполнены в стиле модерн. Здание просуществовало более века. 
 
 
 
Дом Рогинского также, как и здание Чижовских казарм, находился в реестре вновь выявленных объектов культурного наследия. В 2015 году он был снесен по инициативе нового собственника. На его месте сейчас находится трехэтажный многоквартирный коттедж, который, судя по пустым окнам, пока еще ищет новых жильцов.
 
 
 
 
7. «Дом-убийца».
 
 
Последнее снесенное в Воронеже старинное здание – дом на площади Ленина, 6, известный в народе как «дом-призрак» и «дом-убийца». Печальную славу здание приобрело в 90-х годах после того, как фрагмент лепного карниза упал на прохожих – тогда погиб мужчина, а девочке-подростку оторвало ступню. «Призраком» дом стал гораздо позже – когда разрушающуюся постройку завесили огромным баннером с изображением фасада. Это произошло в мае 2013 года перед приездом Владимира Путина.
 
 
Известно, что здание было построено в начале 1930 годов по чертежам архитектора Мясниковой, в 1951 году – восстановлено по проекту архитектора Николая Троицкого. Постройка имела колонны и эффектную лепнину в духе классицизма. Летом 2018 года «дом-убийца» был снесен. Почему это произошло, рассказывает краевед Ольга Рудева:
 
– Постройка на площади Ленина, 6 не была памятником, в конце 90-х ее признали аварийной. При этом соответствующий акт выглядит как-то странно: то здание, под которое рылся фундамент в 30-е годы, в документе является старым двухэтажным домом XIX века, увеличенным в объеме до войны – сообщается, что был надстроен этаж. А ничего, что до войны дом был пятиэтажным? И фактически в 1951-м его выстроили «с нуля» – после войны стены и перекрытия пришлось делать новыми. Это все видно на фото. Чем объясняются эти неточности? По всей видимости, это подлог, который был выгоден «Павловскграниту». 
 
 
Отметим, что планы строительной компании так и не были реализованы – фирма разорилась, после чего дом долго пустовал. Через некоторое время участок на площади Ленина, 6 приобрела компания «Выбор» – она собирается построить здесь элитный дом, похожий на тот, что был уничтожен. Сейчас территория огорожена бетонной стеной, строительные работы идут полным ходом.
 
 
На вопрос, есть ли трагедия в том, что Воронеж лишился дома возле Театра оперы и балета (который месяц назад находился под угрозой сноса – прим. ред.), Ольга Рудева ответила:
 
– Для меня это трагедия. Дома 30-х годов интересные. Они построены из крепкого глиноземовского кирпича, обожженного на живом огне. Это не тот кирпич, который за несколько лет на открытом воздухе превращается в труху. Кладку делали те профессионалы, которые работали еще до революции. В этом доме была интересная планировка квартир, а в угловом подъезде – очень красивая лестница.
 
 
Ольга Рудева объясняет, что дом спасти было невозможно – слишком много денег понадобилось бы общественникам на оспаривание экспертизы об аварийности здания в суде. Да и горожане не были в этом заинтересованы:
 
– Последние годы дом вызывал у них только негативные эмоции. К нему привязалось название «дом-убийца». Но убийца – не дом, а тот, кто за карнизами не следит. Это вопрос внимательного отношения к городу. Ведь аварийности не существует, существует только бесхозяйственность, – считает Ольга Рудева.
 
 
 
 
Сносы прекратились
 
 
– Люди должны понимать, что город достался нам во временное пользование. И то, каким он будет через сотню лет, зависит от нас. К счастью, сейчас начали прислушиваться к общественному мнению. За последние два года никаких незаконных сносов нет. И даже ожидать не стоит. А наоборот – памятники приводят в порядок, реставрируют, ремонтируют. Хоть это дело и дорогое, но деньги находят. Уверена, что и на реконструкцию Театра оперы и балета деньги найдутся. Хотя, скорее всего, его судьба будет обсуждаться еще не раз, – подвела итог Ольга Рудева.
 
Архивные фото – Павел Попов, Архдозор, БВФ и его подписчики.
 
Фото 2019 года – Анна Вотинова.
 
 
Автор: Анна Вотинова
Платонова улица Ленина площадь Батуринская улица Краснознаменная улица Куколкина улица Таранченко улица