Для оптимальной работы интернет-издания 36on.ru и его регулярного обновления мы используем cookies (куки-файлы) и сервис сбора и статистического анализа данных «Яндекс.Метрика» Продолжая оставаться на нашем сайте, вы соглашаетесь на использование куки-файлов и сервиса сбора статистики «Яндекс.Метрика».
Подробнее
Четыре масти воронежской власти - 2: ПИКИ - «теневая команда» ♠
В предыдущей «колоде воронежской власти» не было подобной группировки по двум причинам.
3031
Поделиться с друзьями
Первая – речь идет о самом разрозненном секторе воронежского политикума, который – в отличие от остальных – не представляет собой  часть политической и деловой элиты, объединенную общими убеждениями и интересами. Напротив, это группы с различными, зачастую противоположными взглядами. А объединяет их только одно: открытое, публичное противостояние действующей власти. Это оппозиция в прямом смысле этого слова. 
 
Вторая причина, по которой ранее не уделялось внимания этому сектору, – его маргинальный характер. Оппозицию в то время как политическую силу в расчет можно было не принимать. Однако теперь – после единого дня голосования прошлого года, когда аж в четырех регионах выдвиженцам «Единой России» не удалось избираться губернаторами, а в трех она не смогла занять первое место по итогам голосования за партсписки, – оппозиционный статус партий и кандидатов прибавил в цене.
 
В мечтах оппозиционеры хотели бы потеснить «Единую Россию» с первого места хотя бы в части волеизъявления граждан по отношению к партспискам. Но реальный контроль над региональным парламентом им даже не снится. Результат выборов в законодательную думу в Хабаровском крае в сентябре уже нынешнего года (30 мандатов из 36 захватили жириновцы, а «Единая Россия» получила только два) – все-таки не показателен.  Это лишь следствие избрания либерал-демократа Сергея Фургала губернатором в 2018-ом и превращения ЛДПР в местную партию власти. Однако все вместе оппозиционные партии могут и лишить «Единую Россию» уверенного большинства, если федеральные или региональные власти создадут очередные поводы для протестов наподобие пенсионной реформы. Поэтому у оппозиционеров – триединая задача: выжать максимум из протестного голосования, договориться между собой и конвертировать свой возможный успех в политические и не только бонусы. 
 
 
 
ЛЕГЕНДА: значение карточных рангов ∆
 
 
Масти карт – политические кластеры, а сами карты – это не столько личности, сколько роли в политической игре. Одну и ту же роль могут играть несколько  фигур, поэтому для олицетворения карты мы выбирали самую подходящую, знаковую или типичную из ряда других. 
 
Джокер – фигура, которая олицетворяет ту формальную инстанцию или неформальное объединение на федеральном уровне, которое может оказать поддержку региональному кластеру в реализации его политических амбиций. 
 
Туз во всех мастях - традиционно губернатор, поскольку он в ответе за все и всех. Однако для  разных кластеров он предстает в разных образах. 
 
Король – это  «кингмейкер», т.е.  олицетворение тех, кто будет продвигать или через кого будут продвигать кандидатов в депутаты. Это персонализация идейных и неформальных лидеров входящих в кластер группировок.
 
Дама – это те, кто  обеспечивает так называемый административный ресурс: воздействие на исход выборов сверху путем мобилизации различных сегментов электората.  Пол здесь значения не имеет, но чтобы никому не было обидно – из соответствующего ряда выбраны именно женщины.  
 
Валет – кандидат в спикеры регионального парламента, наиболее подходящий для масти, выбранный опять же из нескольких кандидатур. 
 
Десятка – руководитель предвыборного штаба, наиболее подходящий для данного кластера. 
 
Девятка – это типичный представитель тех лиц, которые обеспечивают реализацию политических амбиций кластера финансами и прочими материальными ресурсами. 
 
Восьмерка – лидер группы общественной поддержки, лидер для лидеров общественного мнения, которые публично агитируют за партию и ее кандидатов.
 
Семерка – это единственная карта, обозначающая тех, кто входит не в политическую или деловую элиту, а является представителем медиасообщества. Олицетворение карты призвано показать, с кем  и как предпочитает иметь дело политический кластер для выстраивания коммуникации с обществом. 
 
Шестерка – это единственная карта, которая никого не олицетворяет, а выражает  ключевое или уникальное  преимущество кластера в предвыборной борьбе. Чтобы  опять же никого не обижать, в эту карту вписаны не люди, а организации, структуры, которые, собственно, символизируют указанные преимущества. 
 
 
 
Джокер – председатель комитета Госдумы РФ по развитию
гражданского общества, вопросам общественных и
религиозных организаций Сергей Гаврилов.
 
Если оппозиционер занимает такой пост в нижней палате российского парламента, значит, он не простой оппозиционер. Чтобы представитель даже такой системной оппозиционной партии, как КПРФ, возглавил думский комитет, – он должен быть вдвойне надежен в глазах Кремля, надежнее даже, чем такой же председатель комитета-единоросс. И по международному скандалу, разразившемуся летом этого года с участием коммуниста Гаврилова (он сел в кресло спикера грузинского парламента как председательствующий на заседании Межпарламенсткой ассамблеи православия, чем вызвал массовые протесты в Тбилиси и даже внутриполитический кризис в закавказской республике), – можно судить о его особой роли в российской политике. Он способен решать вопросы региональных однопартийцев не только по основному месту работы на Охотном ряду, но и на Старой площади (где располагается большая часть подразделений АП).   
 
 
 
Туз Александр Гусев – губернатор-оппонент.
 
Он верный единоросс, но продемонстрировал свою готовность к диалогу с оппозицией. Например, встречался со своими соперниками по губернаторским выборам после завершения кампании и призвал их к обмену мнениями. Однако насколько далеко он готов зайти в этом диалоге, если вдруг оппозиционеры покажут убедительные результаты на парламентских выборах? Вряд ли даже в этом случае он предложит кому-то из оппозиционных лидеров войти в состав своего правительства. Обсуждать проблемы развития региона – одно, а привлекать оппонентов в команду – совсем другое. 
 
 
Король – депутат Государственной Думы от ЛДПР Борис Чернышов.
 
Именно ему, 28-летнему холостяку и бывшему сотруднику своей приемной, Владимир Жириновский поручил курировать Воронежскую область.  Вопрос в том, с ним ли следует решать вопросы с попаданием в партсписок либерал-демократов, насколько он может считаться «кингмейкером» для местных жириновцев? Про депутатов облдумы Александра Овсянникова и гордумы Олега Бурцева, а также ветерана партии, основателя финкомпании «Аксиома» Сергея Журавлева – и говорить нечего. Владимир Вольфович выстроил довольно жесткую внутрипартийную вертикаль и лично контролирует формирование региональных партсписков, первым номером в которых зачастую он сам и значится.  В «Справедливой России» и КПРФ все посложнее. Остается под вопросом, захочет ли вмешаться в думские выборы экс-депутат Госдумы от Воронежской области, владелец сети изданий «Блокнот» Олег Пахолков, который обвиняет Алексея Гордеева и Андрея Маркова в лишении его госдумского мандата. Внутри обкома КПРФ в связи с приближением парламентской кампании может обостриться старый конфликт между оппортунистами и радикалами. Но в обоих случаях окончательное решение – за центральным партруководством. 
 
 
 
Дама – председатель воронежского регионального
отделения партии «Яблоко» Татьяна Шкред.
 
Говорить об административном ресурсе применительно к оппозиции – смысла нет. Скорее, здесь стоит сказать о возможностях противодействовать этому ресурсу. У большинства серьезных оппозиционных партий есть свои ходоки до площади Ленина, 1. Но наиболее эффективно договариваться с региональной властью может именно воронежская яблочница. Она занимается организацией благотворительной акции «Белый цветок», цель которой – собирать средства на помощь онкобольным детям. Этот проект реализуется при поддержке правительства области и воронежской митрополии Русской православной церкви. Шкред вполне может воспользоваться своими контактами в аппарате правительства, чтобы попросить ответственных должностных лиц сильно на партию не давить. Впрочем, воронежскому «Яблоку» это вряд ли поможет стать на региональном уровне парламентской партией. То, что в Мосгордуму по итогам сентябрьских выборов прошли четыре однопартийца Татьяны Валерьевны, – скорее, такое же исключение из правил, как сама Москва по сравнению с другими российскими городами. 
 
 
 
Валет – заместитель председателя облдумы,
первый секретарь обкома КПРФ Сергей Рудаков.
 
Только большой фантазер на сегодняшний момент может вообразить, что спикером воронежской облдумы станет оппозиционер. Но почему бы и не пофантазировать? Если и есть компромиссная фигура на этот пост со стороны оппозиционного лагеря, которая может устроить большинство парламентариев,  то главный воронежский коммунист здесь, пожалуй, вне конкуренции. Он как философ по первой профессии и марксист по убеждениям умеет смотреть на вещи диалектически, органично сочетать борьбу и сотрудничество с властью. Периодически создается впечатление, что другой видный партиец 53-летнй депутат облдумы и второй секретарь обкома Андрей Рогатнев наступает на пятки 62-летнему Сергею Ивановичу. У энергичного, хваткого и находящегося в расцвете сил Рогатнева, имеющего небесполезный для парторганизации опыт антикризисного управления предприятиями, – прекрасные перспективы. Но не в этом политическом сезоне.
 
 
 
Десятка – председатель реготделения
«Справедливой России» и депутат гордумы Артем Рымарь.
 
В бытность Олега Пахолкова депутатом Государственной Думы РФ от Воронежской области и лидером реготделения «СР» эта оппозиционная партия была самыми креативным и соответственно самым опасным противником единороссов в публичном пространстве. Они придумывали удачные политические ходы. Так,  центр защиты прав граждан при реготделении предоставлял юридические консультации по вопросу снижения коммунальных платежей, по почтовым ящикам бесплатно распространялась газета объявлений «Блокнот» с полезной информацией и дозированной партийной агитацией. Такая активность давала свой результат на местных выборах, благодаря чему Артем Рымарь, например, сначала стал депутатом Семилукского райсовета, а потом – и Воронежской гордумы наряду с другим однопартийцем Олегом Турбиным.  Однако когда ты слишком ярко разгораешься на отечественном политическом небосклоне, есть риск, что тебя начнут усиленно гасить. Что и произошло с Пахолковым, которого Гордеев путем переговоров с центральным партруководством не пустил баллотироваться от региона в Госудму на выборах 2016 года. Провал же в ходе той кампании банкира Абубакара Арсамакова, выдвинутого «СР», сопряженный со скандалом вокруг обнаружившейся фальсификации приднестровских протоколов (избиратели из непризнанной республики приписаны к региону), сильно ударил по репутации партии в области.  Удастся ли Артему Рымарю снова зажечь электоральную звезду «СР» на воронежской земле – пока  под вопросом. Но старается он больше других оппозиционеров: то устраивает концерты и паломничества для своих избирателей, то включается в острые дискуссии  вроде  проблемы платных парковок. 
 
 
 
Девятка – предприниматель и депутат
облдумы Анатолий Шмыгалев. 
 
Этого серьезного по региональным меркам бизнесмена, члена совета реготделения «СР» трудно упрекнуть в том, что он конвертирует финансовый капитал в политической. Присоединиться к оппозиции, а не к правящей партии – редкий выбор для успешного делового человека. Если это всего лишь инвестиция, то крайне рискованная. На таких спонсорах оппозиция и держится, ведь одними членскими взносами сыт не будешь. Вместе с тем, как мы можем увидеть, совсем бескорыстно поддерживать оппозиционные партии бизнесмены пока не готовы. Другой пример – депутат Воронежской гордумы Константин Ашифин, тоже успешный бизнесмен. В 2010 году он прошел по партсписку компартии в предыдущий состав Воронежской облдумы, а только в 2011 году вступил в КПРФ. Ожидаемый рост популярности левых на фоне идущей пенсионной реформы, возможно, притянет к ним новых спонсоров из бизнеса. Но будут ли мотивы последних идейными, а не конъюнктурными?
 
 
 
Восьмерка – депутат Воронежской гордумы,
первый секретарь Ленинского райкома КПРФ Андрей Померанцев.
 
 
Лучший общественный лидер  – тот, кто способен вывести людей на митинг. Здесь коммунисты пока не знают равных в регионе – и по числу своих акций, и по численности их участников. А одним из ярких народных трибунов партии является Померанцев, дебютировавший в публичной политике в начале нулевых: в 2005 выиграл выборы в гордуму на двухмандатном округе  вместе с Сергеем Колиухом, заняв второе почетное место после тогдашнего городского спикера и будущего градоначальника. А в 2010 году на 2 голоса, но обошел экс-директора «Воронежнефтепродукта» Геннадия Колдашева (в 2012 тот был назначен руководителем управления жилищных отношений мэром Колиухом), заняв в «колиуховском» округе уже первое место. Те, кто знает специфику голосования на городских округах в то время (электоральной сетью «Родного Воронежа» был покрыт каждый метр территории, тем более на таком «блатном» участке), – понимает и то, насколько надо быть харизматичным кандидатом, чтобы одержать там победу. И к настоящему моменту богатство Андрея Сергеевича – многолетний опыт публичной борьбы за народное счастье. Если публичная активность вдруг станет решающим фактором успеха на выборах, будет ли у правящей партии кого противопоставить двум Андреям из КПРФ – Рогатневу и Померанцеву? 
 
 
 
Семерка – предприниматель Сергей Муштенко.
 
Кандидат в депутаты Государственной Думы РФ от партии «Яблоко» по Павловскому одномандатному округу, а также несостоявшийся кандидат в мэры Воронежа и на пост губернатора области. Но примечателен он не своими обреченными на провал попытками побороться за высокие выборные должности. И не своим бизнесом, имеющим скромные масштабы. А примечателен он тем, что является владельцем популярной группы в Facebook «Воронеж – мой любимый город» (почти 25 тыс. участников). Именно эта соцсеть считается наиболее востребованной у активных граждан. Для сравнения: у большой тройки воронежских СМИ в их фейсбучных группах такое количество подписчиков: «Моё» – около 2,4тыс., «Блокнот Воронеж» – 4,9 тыс., «РИА Воронеж» – 4 тыс. Соцсети – лучший канал коммуникации с населением для оппозиции, именно здесь протестные лозунги заходят лучше всего. Традиционные СМИ, куда оппозицию практически не пускают (причем по финансовым, а не политическим причинам), сами стараются размещать свои материалы в группе «Воронеж – мой любимый город». Муштенко им это великодушно позволяет. 
 
 
Шестерка – межрегиональная общественная
организация «Город и транспорт».
 
Это политическая структура нового типа, построенная на сетевом принципе. Ее создателем и вдохновителем в Воронеже является юрист Андрей Фурсов. По сравнению с традиционными оппозиционными партиями и движениями «Город и транспорт» – это сообщество, на которое сложно каким-то образом надавить, так как у него нет четкого лидерства, его нельзя обезглавить или закрыть. В нем собраны люди, у которых сильна идейная мотивация («вместе сделаем город лучше») и практически отсутствует материальная. Они готовы давать конструктивные предложения, т.е. не просто критиковать, но и действовать. Так, движение разработало свою стратегию развития общественного транспорта. Но сфера его интересов уже давно простирается за рамки только транспортных проблем. Например, они разжигали дискуссию по поводу отмены всенародных выборов мэра Воронежа. Судя по всему, именно за такой оппозиций будущее.
 
Даже в том случае, если оппозиционеры удвоят свое присутствие в облдуме (с нынешних пяти мандатов до десяти), сами по себе они никоим образом не смогут влиять на работу регионального парламента.  И если захотят жестко противостоять большинству, окажутся в положении тех подростков, которые в знаменитой комедии «Американский пирог» пришли на вечеринку к старшим, а те прямо перед их носом захлопнули дверь. Для того чтобы лишить правящую партию квалифицированного большинства, позволяющего отклонять вето губернатора на законопроекты и менять Устав области, им понадобится 19 мандатов. А для того, чтобы влиять на принятие других законов, включая принятие бюджета, нужны совсем немыслимые 29 мандатов. Другое дело, когда само большинство распадется на неформальные фракции «червей» и «бубен» (здесь они окажутся в одной упряжке), с одной стороны, и «треф», с другой.  А оппозиционных голосов будет не хватать для перевеса одной фракции над другой.  Вот здесь, если представители парламентского меньшинства решат-таки поучаствовать в разделе парламентского пирога, им придется определиться четко, с кем же они: с лоялистами или с фрондерами. 
 
При такой шаткой конфигурации за думой нужен будет глаз да глаз, для чего впору вернуть в штат правительства должность полномочного представителя главы области в облдуме. Если не отдельного вице-губернатора, каковым был Юрий Агибалов, то  и не в довесок к основным обязанностям, как некогда было в случае с руководителем правового управления правительства Валерием Карташовым. Нужен же будет не юрист, разъясняющий технические нюансы законопроектов, а оратор, который не позволит народным трибунам из оппозиции набирать публичные очки за счет критики правительственных законодательных инициатив.
 
Как скажется  возможный триумф «пик» на развитии региона, зависит от того, с кем они предпочтут договариваться. Если с «червями»-«бубнами», то худо-бедно Гусеву удастся проводить свои позитивные преобразования.  По выражению коммунистов, это будет союз прогрессивных сил. Если же «трефам» посчастливится купить оппозиционеров, то мы получим левацко-мафиозный сговор, как в Колумбии (движение FARC, или Революционные вооруженные силы Колумбии, в спайке с наркосиндикатами на протяжении полувека боролось с центральным правительством и держали под контролем треть страны – прим. авт.). Такая дума сможет ставить палки в колеса Гусеву-реформатору. Причем не исключены при таком повороте и казусы двойной политики. Например, оппозиционные партийцы примут участие в акциях за сохранение какой-нибудь зеленой зоны в городе, а оппозиционные депутаты проголосуют за решения, открывающие дорогу к ее вырубке и застройке «скворечниками». 
 
 
*****
 
Мы совсем не претендуем, как некоторые телеграмм-каналы, на истину в последней инстанции. В  политике слишком многое происходит на встречах без галстуков и за закрытыми дверями. И порой сложно увидеть всю картину даже изнутри коридоров власти, а не то что извне, как в нашем случае. Мы увидели конфигурацию наших региональных политических молекул именно такой.  Далеко не всех видных чиновников, депутатов и бизнесменов можно четко разложить по мастям. Далеко не все ясно в их отношениях как внутри политических кластеров, так и между ними. А самый большой фактор X – это общая непредсказуемость нашей политической жизни, благодаря которой самые глубоко продуманные построения в любой момент могут рухнуть, как карточный домик. Вместе с тем надеемся, что смогли пролить свет не только на вершину айсберга, но и на какую-то его подводную часть. Бесспорная же истина заключается в том, что политическая борьба в этом подлунном мире никогда не останавливается. И она влияет на нашу с вами жизнь гораздо сильнее, чем фазы луны. А мы сможем повлиять на политическую борьбу как минимум в единый день голосования.  Ближайший состоится 13 сентября 2020 года, когда мы станем избирать депутатов областной и городской дум. 
 
Если вы хотите себе реальную колоду с представителями всех 4-х мастей, отправьте заявку на адрес promo@36on.ru. Как только карты будут готовы, мы вас уведомим ответным письмом о возможности и условиях их получения. Посмотреть на всю колоду можно здесь>>>

Читайте также:
Четыре масти воронежской власти - 2: ЧЕРВИ - «команда будущего» ♥
Четыре масти воронежской власти - 2: ТРЕФЫ - «команда прошлого» ♣
Четыре масти воронежской власти - 2: БУБНЫ - «альтернативная команда» ♦
Автор: Иван Плохих