Итоги года работы Эдуарда Боякова на посту ректора Воронежской Академии искусств
Что и как было сделано?
10299
Вот уже больше года, как Эдуард Бояков занимает должность ректора Воронежской Академии искусств. Мы решили посмотреть, как изменилась за это время Академия, выполнил ли свои обещания новый ректор, и что думают обо всём этом студенты.
 
Изменения в Воронежской Академии искусств  затрагивают жизнь не только самого учреждения (в чьих стенах выросли такие, например, профессионалы, как Борис Юхонанов, возглавляющий сегодня московский драмтеатр им. Станиславского), но они символизируют изменения в культурной жизни столицы Черноземья в целом. Ведь с приездом «человека из Москвы» связывали много надежд. Иначе говоря, Академия сегодня — символ перемен. Поэтому всё, что сейчас происходит в её стенах — от изменений в учебном плане до замены унитазов в общежитии, — представляет безусловный интерес.
 
О том, какие давал обещания господин Бояков и как отнеслись к нему и переменам студенты, читайте в наших прошлых материалах: «Эдуард Бояков пообещал студентам йогу и интернет», «Студенты ВГАИ о Боякове: “Клёвый крутой чувак”», фоторепортаж «Быт студентов Академии искусств»
 
Итак, что же изменилось за прошедший год?
 
 
Официальным языком
 
 
     
 
То же самое другими словами
 
Год назад из общения со студентами выяснилось, что они недовольны проведённым в общежитии и «старом» корпусе Академии ремонтом, с недоверием относятся к новшествам в учебной программе и с настороженностью — к самому Боякову.
 
     
 
 
В астрал за унитазами
 
На ремонт, напомним, министерство культуры РФ выделило 30 млн рублей. Год назад студенты рассказали, что он сделан некачественно и не везде (в одних блоках-секциях теперь чисто, в других на стенах по-прежнему плесень); в срок не успели; стены выкрасили в депрессивный серый цвет; проводку провели не аккуратно; в тех туалетах и душевых, где ремонт сделали, всё хорошо (теперь здесь новая сантехника и нет плесени), однако в некоторых комнатах оказалось по два унитаза и душа; на кухне не хватает плит; в коридорах по-прежнему бегают крысы.
 
   
 
 
 
 
Мы вновь побывали в студенческом общежитии. Ремонт так и не завершён. В одном блоке — пластиковые окна и двери, новая сантехника и электрические плиты. «Картинка» в целом радует.
 
В другом — всё по-прежнему: мебель и плиты, годные лишь на то, чтобы их выбросили на помойку, ржавые раковины, покрытые плесенью стены и проч. Страшно смотреть, не говоря о том, чтобы там жить. Между этажами и комнатами можно перемещаться только в шубе и валенках — так там холодно.
 
 
 
К чести Боякова, он принёс студентам извинения за срыв сроков. Однако, остаётся непонятным, как были потрачены немалые деньги, выделенные министерством. Мы отправили запрос в пресс-службу Академии, чтобы узнать, как был проведён ремонт, что и как сделано, что предстоит сделать и так далее, со всеми подробностями и цифрами. Однако в ответ получили лишь пару строк:
 
«В 2014 году был сделан ремонт первого этажа учебного корпуса и трёх из четырёх блок-секций общежития. В общежитии поменяны канализация, водоответвление и частично электрические сети. 2 февраля начинаются окончательные работы в общежитии. Протяжённость работ — 30 дней».
 
 
 
Нас этот ответ не удовлетворил. Мы снова обратились, и получили следующее письмо:
«Нужно одобрение ректора. Без этого проректор отказывается давать информацию, он просто не может принять такое решение. Он говорит, что это нарушение инструкций, дисциплины. И ему, как человеку далёкому от медиа, непонятно стремление посчитать все вплоть до унитазов. У него логика простая — мы сдали все отчёты, мы закрыли финансовый год, отчитались перед государством, у нас все в порядке. А то, что журналисты хотят видеть все цифры — это их праздное любопытство, которое он просто не может удовлетворить, нарушая инструкции».
 
 
«Мы без руководства ничего не можем», — фраза, которую журналисты слышат регулярно: так уж всё устроено в нашей стране. Вопрос с унитазами нам представляется крайне важным: как театр начинается с вешалки, так общежитие — с унитазов. Как известно, сейчас (и каждый год в это время) господин Бояков занимается духовными практиками в Индии и Гоа. Посему журналисты портала 36on.ru решили выйти в астрал, чтобы по прямой линии узнать у ректора Академии, сколько же и на какую сумму были закуплены унитазы для общежития. Как только нам, благодаря ежедневным медитациям, удастся наладить канал связи с господином Бояковым, мы сразу же сообщим вам результаты наших переговоров.
 
 
Пятёрку за лучшую асану?
 
Кстати, об астрале. В прошлом материале мы писали о том, что господин Бояков пообещал студентам йогу и интернет. Свои обещания он выполнил. Вот только йога появилась с небольшим опозданием — осенью вместо лета, за что Бояков вновь принёс свои извинения студентам (что снова делает ему честь).
 
Фото © Воронежская Академия искусств
 
Студенты рассказали, что на практику Бояков ходит вместе с ними («Он сначала занимался в Северном, а теперь — в Доме офицеров»). В свою очередь преподаватели рассказали, что студенты на йогу без Боякова не ходят («Они будут ходить, только если Бояков введёт экзамен по йоге, но он этого никогда не сделает — тогда взбунтуются православные. Он старается держать равновесие между Востоком и Западом»).
 
 
Ну, какие суши и роллы? Картошки и мяса! Да побольше!
 
А теперь о вопросе более низменном — о пище не духовной, но для желудка. Те студенты, с кем нам удалось поговорить, новой столовой недовольны. Вот мнение одного из них:
«Буфет стал отвратительным. Раньше было лучше. Во-первых, было дешевле, была обычная столовая, а теперь стало как в кафе. Во-вторых, работал один мужичок-повар, он готовил обалденные просто пирожки! К нему все ходили. А теперь сделали какие-то суши. Еда не нравится: порции маленькие, всё какое-то пресное. Хочется мяса, картошки! И чтобы побольше! Я перестал там есть. Хорошо только, что раньше буфет работал до трёх, а сейчас до пяти».
 
   
 
Фотографии сделаны в 2013 году в столовой корпуса Академии в Коминтерновском районе
 
 
Почему меняем образовательный стандарт? А потому что в стране — реформа!
 
Йога, поездки студентов во Францию и прочая и прочая, — новшества, безусловно, необходимые. Год назад студенты высказывали опасения, как бы изменения не пошли в ущерб академической программе. Спустя год в интервью нашему порталу они посетовали: на театральном факультете изменили время общеобразовательных пар (истории театра и фехтования стало в два раза меньше).
 
За разъяснениями мы вновь обратились в Академию:
«Сейчас в стране проходит масштабная реформа высшей школы. И Академия, и государство находятся в поисках. Мы пробуем, экспериментируем. Например, из новых дисциплин у нас появился танец. Сцендвижение расширилось и стало пластическим воспитанием.
 
У любых изменений есть сторонники и противники, это нормально. У нас есть крайне ограниченные полномочия в формировании плана учебных дисциплин, в общем и целом мы работаем в рамках государственных стандартов — унифицированных документов. Но мы стараемся давать студентом дополнительные возможности для саморазвития. Мы ввели факультативные занятия йогой и TRX. Все студенты и сотрудники Академии могут их посещать бесплатно».
 
 
Неразделённая любовь и крах надежд
 
Из общения со студентами спустя год обнаружилось, что Бояков слишком много внимания уделяет студентам театрального факультета и первого курса. Будущие художники ездят во Францию, артисты —  пьют чай с Верой Полозковой, у них преподаёт сам Бояков, а другим — постное масло вместо всего этого. Это, по признанию других студентов, вызывает ревность.
 
Забывается старая добрая традиция Академии воспитывать «театральных детей», когда младшие курсы опекают старшие: сейчас связи между ними практически нет. По-прежнему нет связи и между факультетами: как год назад, так и сейчас студенты сетуют, что нет общих проектов, которые бы объединяли все факультеты.
 
 
 
Как же без любимой Ларисы Владимировны?
 
Год назад господин Бояков пообещал, что сокращения преподавательского состава не будет, «но это не значит, что я не буду кого-то увольнять». Студенты рассказали, что собираются увольнять «нашу любимую Королёву Ларису Владимировну, которая проработала в Академии всю жизнь, сама училась здесь, помогала строить общагу» и они не знают что «мы будем без неё делать». Проректор Ольга Анатольевна Макеева стала обычным педагогом («На её место приехал какой-то человек с Москвы»).
 
С вопросом «Кто был уволен» мы вновь обратились в Академию:
 
«Увольнения — не совсем верный термин. Это реформа системы менеджмента. У нас поменялись должностные обязанности проректоров, например. Был проректор по воспитательной работе, теперь эти функции выполняют другие сотрудники Академии — работает концертный отдел, появился помощник декана по воспитательной работе. Был проректор по административно-хозяйственной работе, теперь административная и хозяйственная работы находятся в ведомстве двух разных проректоров. Без реформы системы менеджмента невозможно полноценное обновление Академии. Инновационными процессами нужно иначе управлять (…)
 
Проректор по учебной работе Галина Прокофьева уволилась по собственному желанию (у неё давно уже наступил пенсионный возраст), новый проректор — Ольга Федоровская, кандидат искусствоведения, доцент кафедры истории искусств, бывший декан музыкального факультета. В связи с реформой управления и упразднения должности проректора по воспитательной работе профессор кафедры вокального искусства Ольга Макеева перестала эту должность замещать, но продолжает работать профессором. Новый проректор (проректор по административной работе) — Ольга Владычина. Проректор по хозяйственной работе (бывший проректор по административно-хозяйственной работе) — Вячеслав Почитаев».
 
 
Перезапуск курсов «кройки и шитья»: не продали
 
Несколько слов о курсах дополнительного образования. Внедрить их господин Бояков пытался ещё в прошлом году. Был даже День открытых дверей. Однако тогда запустить проект так и не удалось. Этому было несколько причин: недостаточная проработка самой идеи, отсутствие рекламы, высокая для Воронежа цена.
 
Мы побывали на открытии, пообщались с преподавателями. Выяснилось, что они сами не понимают, что это будут за курсы и чему они будут учить воронежцев — говорили об этом прямо, что само по себе, здорово (позиция честности и открытости всегда выиграшная).
 
Цена вопроса на некоторые дисциплины была немаленькой для Воронежа — в районе 4 тысяч рублей в месяц. Впоследствии, она была значительно снижена (почти в два раза). Вначале предполагалось, что руководить курсами будет молодой преподавательский состав, позже от этой идеи отказались — поставили более опытных.
 
«Второй запуск» состоится совсем скоро: объявлено, что Академия творчества для взрослых и детей начнёт работу с 10 февраля.
 
 
Понаехали
 
Какие можно подвести итоги? Какие-то изменения идут, многие из них нужно было сделать «ещё вчера», при этом не всё получается сразу. Пока что Бояков — центр всего. Без него не решаются никакие самые важные вопросы, посему ему предстоит перестроить сознание работающих с ним людей (в том числе и по вопросам связей со СМИ). Он, как человек, не чуждый перемен, безусловно, этим займётся. Об этом говорит и появления нового, с хорошим дизайном, сайта, и даже снятие с поста руководителя департамента культуры Елены Ищенко (говорят, её сняли, потому что она не следовала пути, указаного Бояковым — это, кстати, повод задуматься о том влиянии, которое имеет в городе господин Бояков).
 
На днях в социальных сетях появилась информация, что новым руководителем воронежского департамента культуры может стать не кто иной, как бывший министр культуры РФ, ведущий передачи «Культурная революция» Михаил Швыдкой.
 
Редактор газеты «Время культуры» Олег Котин высказал свои соображения на этот счёт:
«В пользу его личности говорят сразу несколько факторов. Во-первых, доподлинно известно что именно Швыдкой сыграл решающую роль в том, что Воронеж стал культурной столицей СНГ, во-вторых, он хорошо знаком с губернаторской четой, в третьих, сейчас находится в свободном плавании».
 
Если это произойдёт, господин Швыдкой станет третьим «человеком из Москвы», после Гордеева и Боякова, переселившимся в наш город. Ну, что ж. Чем это обернётся для Воронежа? «Посмотрим, посмотрим», — как говорят студенты Академии о Боякове.
 
 
Это ещё не конец
 
Подробнее о том, как изменилось мнение студентов о новом ректоре Академии искусств, чем они довольны, а чем — не очень, чего ожидают от учёбы и каким видят своё будущее — читайте в нашем следующем материале.

Краткое содержание:
   
 
 
Фото на обложке © Андрей Парфёнов
Остальные фото автора
Поделиться с друзьями
Автор: Юлия Репринцева