Для оптимальной работы интернет-издания 36on.ru и его регулярного обновления мы используем cookies (куки-файлы) и сервис сбора и статистического анализа данных «Яндекс.Метрика» Продолжая оставаться на нашем сайте, вы соглашаетесь на использование куки-файлов и сервиса сбора статистики «Яндекс.Метрика».
Подробнее
Экономические итоги 2011 года подвел профессор ВГУ Владимир Эйтингон
«Появляется нотка уверенности в том, что мы на что-то способны» - по традиции экономические итоги года «ВК» подводит вместе с профессором, заведующим кафедрой экономики труда и основ управления Воронежского госуниверситета Владимиром ЭЙТИНГОНОМ.
4890
Поделиться с друзьями

«Появляется нотка уверенности в том, что мы на что-то способны»

По традиции экономические итоги года «Воронежского госуниверситета Владимиром ЭЙТИНГОНОМ.

- Владимир Наумович, с каким багажом в экономической сфере наша область подходит к новому году? Отошли ли мы от глобального кризиса 2008-2009, или нас уже накрыла его вторая волна?

- Развитие экономики региона в уходящем году показывает, что серьезного влияния мирового кризиса мы не испытывали. Для нас скорее более значимым был экологический кризис 2010 года, выгоревшие леса и поля. Вот с ними мы справились достаточно успешно. Рекордные урожаи по ряду растениеводческих отраслей – лучшее тому доказательство. Если говорить о развитии промышленности, строительства и других видов деятельности, то, в целом, мы тоже имеем прирост. Пожалуй, кроме строительства. Хотя окончательные итоги (статотчетность) созреют только по завершению года, надеюсь, и строители выйдут на какой-то темп роста. 

Несмотря на некоторую настороженность, никаких особенных тревог по поводу «второй волны» бизнес Воронежа не испытывает. Пожалуй, он насторожен еще с момента первой волны, но это не значит, что бизнес останавливается в своей деятельности. Да и вообще размышления о второй волне кризиса, по-моему, подогреваются соображениями не столько строго экономического, сколько экономико-политического свойства. 

- Допустим, а как на нас скажется вступление в ВТО?

- Скажется. По многим направлениям. Наверное, подстегнет проблематику конкурентоспособности продукции, с которой мы выходим на рынок, и не только региональный. Если говорить, к примеру, о сельском хозяйстве или переработке, то мы достаточно агрессивны на различных рынках. Но ослабление таможенных барьеров приведет к тому, что на этих рынках мы можем встретить новых конкурентов. Тем более что качественные оценки воронежской продукции (специалистами учреждения «Воронежкачество» или Роспотребнадзора) заставляют усомниться в том, что вся она конкурентоспособна.

Могут быть сложности и на внешних рынках. У нас довольно уверенный экспорт, правда, по ограниченному числу позиций, например, в виде удобрений, продукции «Синтезкаучука» или «Павловскгранита». Но они могут оказаться подверженными влиянию некоторых соглашений между членами ВТО, в силу того, что ряд европейских государств, действительно, испытывают затруднения в развитии. А ведь такая продукция, как удобрения или гранит, рассчитана на рост экономики. Так что от присоединения к Всемирной торговой организации вырисовываются и положительные, и тревожные перспективы и их нам еще предстоит познать. Не смотря на то, что мы вели подготовку ко вступлению в ВТО в течение многих лет, и даже на то, что размышлениями о кризисе пугаем себя вот уже три года, у нас есть предмет для очень основательной оценки ситуации. 

- Мы затронули проблемы экономики еврозоны, что посоветуете гражданам, которые хранят свои сбережения в валюте?

- Если есть существенный запас, держать его, мне кажется, надо и в рублях, и в евро, и в долларах. Но если у вас лежат в банке 50-100 тыс. рублей, подумайте, какова величина ваших возможных потерь и выигрышей. Я бы особо не метался. У нас вообще в последние годы просматривается тенденция содержания вкладов в рублях, и она объяснима. У воронежцев по-прежнему очень большие остатки вкладов в банках. За девять месяцам 2011-го они составили 177 млрд. рублей (с начала года выросли процентов на 15), еще примерно столько же денег «на руках». Но основная масса людей имеет вполне обозримые вложения, а острота проблемы меняется вместе с их объемом. 

- В уходящем году большое число жителей области оказалось вовлечено в актуализацию стратегии развития региона до 2020 года. Какие новые идеи появились в ней?

- Есть, по крайней мере, два обстоятельства, с которыми региону надо считаться. Первое – состояние внешней среды динамично, его надо постоянно отслеживать, и сообразно ему строить стратегию собственного поведения. Второе обстоятельство связано с внешней средой косвенно, оно касается представления о возможностях, реальных достижениях и амбициях области. Речь идет о том, как воспринимается регион на уровне федерации, нами самими, соседями? Мы с коллегами убеждены, что возможности области много выше того, что отражает общественное мнение. Видимо, это результат того, что раньше нам не доставало ни амбиций, ни ответственности.

Пару лет назад Алексей Гордеев выступил с манифестом о воронежском лидерстве. Мне приходилось слышать сомнения в обоснованности такой идеи. Я же глубоко убежден, что это не только обоснованная, но и абсолютно важная для нас позиция. Мы должны изменить представление об облике нашей области. Новый образ надо создать в первую очередь у самого населения, у властной элиты и за пределами региона.
Новый вариант стратегии построен как раз из этих предположений. Оценены наши конкурентные преимущества, выставлены достаточно амбициозные цели.

- Внутренний региональный продукт на душу населения к 2020 году должен увеличиться в 3,2 раза, социальная бедность - пропасть, а по показателю темпов роста инвестиций в основной капитал региону предстоит попасть в пятерку лидеров. Цели и впрямь геройские. Но в стратегии упоминаются и препятствия в их достижении, в том числе, существенные масштабы ненаблюдаемой экономики региона. Замечаете ли вы перемены в данной плоскости, или тренды не изменились?

- Ненаблюдаемая экономика у нас чрезвычайно значительна. И это не только моя личная точка зрения. Допустим, война с некоторыми резидентами, которые не являются налогоплательщиками в местные бюджеты, начатая руководством области, - разве не бой с «тенью»?

По некоторым оценкам, чуть ли ни десятая часть предприятий региона скрывает реальные доходы работников. В результате не ощущается значимость прироста от налогов на доходы физлиц, от платежей социального свойства, налога на прибыль и так далее.

Губернатор создал комиссию по мобилизации дополнительных доходов для региональной казны. На заседаниях комиссии не только рассматривается состояние дел в отраслях, но и ведутся разговоры с конкретными бизнесменами. Иногда они завершаются очень любопытно: люди готовы мгновенно вывести зарплату на уровень прожиточного минимума или средний по отрасли – ведь, на самом деле, они платят много выше этих уровней. Поэтому предложение комиссии не встречает с их стороны ни раздражения, ни горести. Они готовы отдать малое, чтобы от них, по большому счету, отстали.

Показатели «тени» – в соотношении среднедушевых доходов, темпов развития розничной торговли, роста вкладов населения в банках. Доходы населения официально растут темпами более низкими, чем затраты или сбережения. Косвенные свидетельства связаны и со смелостью владельцев разного рода ритэйловых сетей: строя новые гипермаркеты, они опираются на убежденности в наличии у населения средств, которые официально не учтены. Наверное, введение в нормальное русло отношений с государством какого-то количества фирм может урезать их выгоды. Но сейчас они же урезают доходы всего населения области и не только. Иногда говорят, что бизнес искусственно загоняется в тень, например, непомерной величиной ставок страховых взносов. Во-первых, никакие ставки не могут оправдать невыполнение закона. Просто это разные ценности. Во-вторых, ставка социальных взносов в 34,2% вправду высока, но предполагается, что скоро она уменьшится, особенно для предприятий, занятых в инновационной сфере.   

- В достижении стратегических показателей большая роль возложена на новаторов и инвесторов, кого можно выделить уже сегодня?

- Большую, если не главную долю инвестиций, которая вкладывается сейчас в развитие экономики области, составляют два объекта: Нововоронежская АЭС-2 и трасса М-4. Примерно 100 млрд рублей на оба эти объекта. Если убрать их из инвестиционного потока, остальное покажется не очень внушающим оптимизма. Это понимает и руководство области, оно старательно продвигает бренд региона и в стране, и за рубежом (состоялась презентация в Германии, готовится для Японии). Но еще не сломано худое впечатление о выгодности инвестирования в нашу область. И когда я сказал, что мы должны менять образ области, то, прежде всего, руководствовался интересами инвесторов. Нет-нет, но вспоминаются всякого рода сложности между бизнесом и теми, кто определяет условия его деятельности.

Одна из вех на пути исправления имиджа - формирование промышленных зон, например, «Масловской». Она уже привлекала «Сименс», «Воронежсельмаш», проекты логистических центров, туда намерен вложить средства концерн «Созвездие» и другие. Идут размышления о создании и других зон. Недавно новый глава Нововоронежа Сергей Честикин выдвинул идею создания технической зоны в предместьях города атомщиков. Кстати говоря, Нововоронеж имеет все основания для такого рода решения. Он создавался для и по причине строительства НВ АЭС, вовлек большое количество специалистов. Удельный вес граждан с высшим образованием в Нововоронеже существенно выше, чем в других поселениях. Мы вправе рассчитывать, что город проявится как научно-технический центр.

- Обновленная стратегия задает «опережающее развитие». Как это понятие связано с «устойчивым развитием», дискуссии о котором не утихают?

- Существуют разные попытки свести стратегии к стандартным вариантам. Говорят, есть инерционная стратегия, трендовая. Я считаю, что это никакая стратегия. Что есть стратегия устойчивого развития? Как ее понимать? Как устойчиво высокие темпы развития? Я согласен. Главное для нас - устойчивая способность к опережающему движению. Если мы не отдадим себе отчет в том, что должны руководствоваться темпами, опережающими развитие некоторых коллег по федерации, то не преодолеем заскорузлости, которая характеризует отдельные сферы жизни нашей области.

У нас по-разному оцениваются те конкурентные преимущества, которые мы имеем. Например, общепризнанно, что нас выделяет достаточно мощный интеллектуальный потенциал. В то же время говорят, что он стареет. Стареет, но ведь не исчерпан. Или, что мы его плохо пользуем. Это уже другой вопрос. Подумайте, у нас 40 вузов, 135 тысяч студентов. Для того, чтобы люди шли учиться, нужна уверенность в учебных заведениях. Говорят, правда, что у нас учат не очень хорошо. Может быть, давайте разбираться. Но если есть способность учить, это значит, что есть потенциал. В регионе около 60 проектных и исследовательских организаций. Говорят, они хиреют. Так это уже беда руководства их деятельностью. Они ведь не могли возникнуть просто из желания быть проектными, в основе их создания был потенциал. Я не карась-идеалист, просто считаю, что если и дальше мы не будем пользовать наш потенциал, то вскоре перестанем о нем говорить как о конкурентном преимуществе.

Опережающие развитие – шаг, от которого отдает не только желанием, но и уверенностью. Считаю, что это одна из главных особенностей времени, которое мы переживаем. У нас появляется нотка уверенности в том, что мы на что-то способны. И надо ее развивать.

- Какая польза региону от нового имиджа, может, лучше все-таки «не высовываться»?

- Посмотрите, удельное значение федеральных ассигнований в консолидированном бюджете области уменьшается. Казна-то растет, величина вложений из центра значительна, но ее удельное значение уменьшается. Есть вещи, которые нельзя не заметить. И тогда мы получаем признание, рост внимания органов федеральной власти. С точки зрения условий развития бизнеса регион перемещается в рейтинге вверх. Да, по-прежнему о Воронеже говорят, как о городе с малоуправляемой чиновной средой. Но это же не помешало нам улучшить свои позиции в рейтинге инвестактивности. Еще раз –  я сторонник активного отношения к использованию своих возможностей.

Мы утверждаем, что одним из конкурентных преимуществ является географическое положение. Сейчас оно проявляется в инвестициях, которые направляются на строительство трассы «Дон». Слова, которые мы повторяем в течение нескольких лет, о том, что Воронеж должен превратиться в крупный логистический центр, начинают получать цену. Приезжают люди, которые рассматривают возможность создания у нас логистических комплексов. Или, например, мы считаем, что культурно-историческая традиция позволяет по-новому обозначить перспективы туристическо-рекреационной сферы. Но если не будем вкладываться и проявлять себя как источник удовольствия, извините за простоту выражения, ничего не разовьется. Преимущество потеряется, так как рядом с нами люди этим занимаются.

Амбициозность на пустоте – ужасное качество. А вот амбициозность на сознании собственных возможностей – лучшее из качеств. Именно оно ведет людей к успеху, где бы то ни было - в бизнесе или спорте. Представьте себе спортсмена, у которого нет амбиций. Вот в таком качестве мы жили некоторое время. Ждали, пока слезем с печи. 

- Новая стратегия 23 декабря принята облдумой. В какие временные рамки жители региона могут почувствовать первые ее результаты?

- В проекте заданы рубежи, первый серьезный – в 2015 году. Тут не просто арифметика, действительно, нужны 2-3 года, чтобы посмотреть, смогли ли мы найти пути к решению стратегических задач. В документе есть острые вещи, исправления которых люди просто не готовы долго ждать. Уровень бедности, неравенство отдельных категорий населения – решения по ним должны приниматься буквально в 2012–2013 году. Даже со скидками на то, что на показатель уровня бедности влияет теневая экономика. Есть социально бедные, например, большая часть пенсионеров, граждане с низким уровнем зарплаты, мигранты, наконец – бомжи (простите меня, они ведь тоже люди, которые родят людей). С вашего позволения не назову довольно крупную строительную фирму, которая обратилась в экспертный совет при губернаторе с просьбой о господдержке. При этом она показывает в расчетах среднюю зарплату в восемь тысяч рублей. Кого там и за что поддерживать? Либо врут, скрывая зарплату, либо имеют большое число малооплачиваемых сотрудников.

- Как вам кажется, насколько местные управленцы готовы к стратегическому мышлению, допустим, в качестве лекарства от кризисов? Я, к слову, в уходящем году решился на ипотечный кредит.

- Это типичный стратегический ход: ресурсы под цель. Главная метода установления  стратегических целей – не «по одежке протягивай ножки», а одежку – под ножки. Ипотека – классика стратегических решений. Среди чиновников движение к пониманию стратегии есть. Но и рецидивы привычного подхода также заметны в не меньшей степени. Кто-то предпочитает как раз «не высовываться», а важно, чтобы стратегическое мышление стало позицией всех, кто управляет.

- Какими вам видятся перспективы таких гигантов воронежской промышленности, как ВАСО и КБХА?

- Я не могу считать себя знатоком этих отраслей, но по внешним характеристикам отечественного авиастроения вообще, и нашего завода в частности, могу сказать, что мы существенно отстаем от темпов, которыми развивается авиастроение в мире. Как всякий житель Воронежа, я наблюдаю за тем, что происходит на ВАСО. Мне кажется, что предыдущие годы были временем метаний: Илы, Аны, комплектующие для Эйрбас. Сейчас вроде устанавливается некая структура деятельности, но завод страшно много потерял. И перед ним, при всей сложности производства, как раз стоит задача выбора стратегии на опережение. У меня впечатление, что ВАСО больше защищают, чем развивают, а это всегда плохо. Это знаковое предприятие, роль которого велика еще и в поддержании городской среды. А сейчас, вдруг, всплыла, например, необходимость губернатору и руководителю объединенной авиастроительной корпорации обсуждать вопрос о судьбе заводского ДК и стадиона. Стыдоба для тех, кому принадлежат эти объекты. Но, видимо, такова судьба, что даже кошелка становится тяжестью. Может быть, ВАСО тоже, как и области в целом, не хватает амбиций.

А для КБХА и Мехзавода, кажется, наступила пора интеграции. Они действуют на одной площадке, ради одного дела. Понимаю, что я рискую, делая такого рода заявления, но по-моему пришла пора об этом подумать. Нужна новая конфигурация, развитие производства продукции на двойных технологиях – гражданской в том числе.

- В уходящем году в рамках подготовки города к юбилею в инфраструктуру вложили рекордные средства. Как вам отремонтированный Воронеж?      

- Я не могу отделаться от впечатления, что город получил то, чего не дополучал в течение многих лет. В него долгое время никто не вкладывался. Главное, на что мы оказались способны в последние годы, – кусочки тротуаров, покрытых плиткой. Да разве это нормально для города с миллионным населением? В мегаполис надо вкладываться постоянно. Так что вливания текущего года для Воронежа – возврат долгов. Спасибо руководству города и области, которые постарались максимально их использовать. Население увидело результаты, но еще далеко до финала.

- Владимир Наумович, как вам кажется, насколько устойчива наша экономика к политическим волнениям?

- Чтобы состоялись выступления больших масс людей, нужно соответствующее настроение. И его нельзя объяснять только возможностями коммуникации, которые открываются с Интернетом (хотя мы, действительно, еще не оцениваем по достоинству его огромные возможности). Это лишь один из технологических факторов. Знаете, когда мы весной приступали к актуализации региональной стратегии, коллеги, работающие над обновлением общероссийской стратегии, одну из экспертных групп призвали к разработке предложений по поводу развития общественных институтов. Может быть, поздно решили их исследовать специально? Нашему обществу, как и управляющему страной сословию, надо очень основательно подумать над ответом, который бы удовлетворил разумным претензиям митингующих. К тому же, в акциях протеста участвуют очень молодые люди. Нельзя допустить расслоения молодежи.

При всем этом я не думаю, что бизнес-среда испытала какие-то ужасающие волнения из-за событий, случившихся после выборов. Пока здесь прямой зависимости не видно, но отвергать такую возможность я бы не стал.

Беседовал Андрей Цветков.

Автор: Андрей Цветков