Для оптимальной работы интернет-издания 36on.ru и его регулярного обновления мы используем cookies (куки-файлы) и сервис сбора и статистического анализа данных «Яндекс.Метрика» Продолжая оставаться на нашем сайте, вы соглашаетесь на использование куки-файлов и сервиса сбора статистики «Яндекс.Метрика».
Подробнее
Дельфин о новом альбоме, протестах в Москве и самом постыдном в жизни поступке
Интервью с поэтом и музыкантом Андреем Лысиковым.
4036
Поделиться с друзьями
Недавно в концертном зале «Palazzo» прошел концерт одного из самых необычных исполнителей современной эстрады. Дельфин, умеющий удивлять своих слушателей постоянными музыкальными экспериментами, спел в Воронеже хиты из нашумевшего альбома «442» и старые песни.
 
 
В интервью журналисту 36on.ru Андрей Лысиков (настоящее имя певца – прим.ред.) рассказал, как относится к недавним протестам в Москве, когда тысячи людей вышли на улицы с требованием допустить до выборов в горДуму независимых кандидатов, находится ли его команда на той же волне популярности, что и в прошлом году – после выхода самой политизированной за всю историю проекта пластинки, которую сам автор назвал «несколько раздраженным комментарием к происходящему», а также признался, какой поступок он считает самым постыдным в своей жизни.
 
Андрей, насколько мне известно, вы не очень любите рассуждать на тему политики. Но, может быть, у вас уже есть какая-то реакция на события, происходившие летом в Москве? 
 
– Относительно последних событий не могу дать никаких комментариев, потому что я не в курсе того, что происходило, в большом смысле этого слова. Что-то слышал и что-то видел, но специально за этим не следил, потому что был занят другими вещами.
 
Какими, если не секрет?
 
– Самим собой, в первую очередь. Записью новой пластинки и домашними делами. 
 
Потенциально происходившее в Москве может лечь в основу ваших будущих песен, как это было с альбомом «442»? Будете ли разбираться в том, что произошло, чтобы, может быть, какие-то идеи взять для нового альбома?
 
– Там нет идей, к сожалению. Поэтому мне это не интересно.
 
 
Как вы считаете, на каком этапе находится ваше творчество сейчас – вы находитесь в неком андеграунде, по сравнению с прошлым годом, когда выстрелил ваш последний альбом, или наоборот – у вас продолжается пик популярности? Больше или меньше людей стали посещать ваши концерты?
 
– Я думаю, что было бы странно, если бы все время было все одинаково и постоянно. Прелесть того, что с нами происходит – в непостоянстве. Когда-то приходит много людей, когда-то – мало. Это абсолютно нормальное явление. Осенью мы планируем выпустить новую пластинку. В связи с этим, возможно, интерес к нам будет больше, чем сейчас. А, может быть, и нет, потому что неизвестно, как люди воспримут новый материал. Посмотрим.
 
Он удивит, как вы думаете?
 
– Кого-то да, кого-то разочарует. Обязательно.
 
Пластинка чем-то будет похожа на «442»?
 
– Там будут похожие настроения, но не во всем.
 
Больше позитива или негатива?
 
– Как всегда, больше позитива.
 
 
 
Вообще вы сильно расстраиваетесь, когда видите, что не так много людей пришло на ваш концерт, как вы ожидали?
 
– Нет. Главное, что хоть кому-то нужно то, что мы делаем. Мы не за количество зрителей, а за их качество.
 
Возрастная категория вашего зрителя какая? Как вы думаете?
 
– Это разные, как ни странно, люди: и очень юные, которых в последнее время стало довольно много, и взрослые, которые приходят со своими детьми. Это зависит от площадки, на которой ты выступаешь. В определенный клуб ходит определенных контингент людей. Взрослых там нет. Но, скажем, если ты выступаешь на каком-то фестивале, площадке open-air, в каком-то парке, ты видишь большое количество взрослых людей.
 
Самый необычный подарок, который вам преподнесли зрители? Ну, кроме того, что они пришли на ваш концерт. Может, что-то подарили или что-то сказали?
 
– Я думаю, что самое необычное во всем этом – это то, что им нравится то, что мы делаем. За это им большое спасибо! Это самый большой подарок.
 
 
 
А какие-то материальные вещи, которые вас удивили, были когда-нибудь?
 
– Было такое. В одном городе есть девушка, которая всегда нам приносит торты в виде разных вещей, связанных с нашим коллективом. То в виде наших фотографий, то в виде оформления новой пластинки, то еще что-то…
 
С изображением дельфинов и китов?
 
– Нет, дельфинов и китов она, слава богу, не приносит… Еще в одном городе человек постоянно дарит картины. В другом – книжки стихов, которые он выпускает. Разные бывают интересные истории.
 
Не мучают ли вас вопросами по типу: «Я начинающий поэт. Можете прочитать мою книгу и сказать, что вы думаете?»
 
– Наверное, они делают все это непосредственно в надежде на то, что я как-то оценю их. И мы всегда стараемся в своих комментариях после посещения городов писать: «Спасибо, ребята! Это было здорово!»
 
Вопрос про Воронеж. Некоторые считают, что здесь все очень плохо с музыкой – начинающих музыкантов много, но «звезд» среди них нет. Что вы можете посоветовать воронежцам – как стать хорошим музыкантом?
 
– Если человек чувствует в себе, что это именно то занятие, которому он должен посвятить свою жизнь, то, наверное, на этом надо и остановиться. Другой вопрос – что играть, как делать, с кем сотрудничать? Это тоже очень важно. Но главное – определиться, что ты музыкант. И, исходя из этого конечного факта твоего существования, делать определенные шаги, чтобы стать не просто музыкантом, а нужным музыкантом – сначала маленькой группе людей, потом большей, если повезет. Искать себе единомышленников. Это очень важно. Потому что без них мы ничего не можем сделать.
 
То есть серьезно относиться ко всему этому?
 
– Если вы решили, что вы музыкант, и что будете всю жизнь заниматься музыкой, пожалуй, к этому нужно отнестись серьезно.
 
 
Я немного слукавила насчет «звезд». Недавно в наш город из Челябинска переехал довольно известный рэпер Миша Маваши. Может быть, знаете такого?
 
– К сожалению, нет.
 
Как вы считаете, сильно изменился русский рэп с тех времен, когда еще вы стояли у его истоков, и по настоящее время? Стал ли он хуже или лучше? Насколько виден прогресс?
 
– Нельзя сказать, лучше он или хуже. Прогресс это или падение. Это просто изменения, которые происходят со стилем музыки в зависимости от того, как меняется само время, в котором он находится. Нельзя сказать, что то, что было вчера, хуже того, что сегодня. И ровно также наоборот. Все соответствует тому времени, в котором мы живем. Для каждого времени были свои удачи и свои поражения, свои звезды и свои аутсайдеры. Всегда есть люди, которые пытаются быть в авангарде, выдумывать что-то новое в тех стилях, которые уже всем известны, тем самым, двигая эту музыку на какой-то новый уровень. И такие люди, наверняка, есть, как во всем мире, так и в Воронеже. Просто, может быть, мы пока о них не услышали.
 
Есть ли в России хоть один рэп-исполнитель, которого вы более или менее могли бы послушать?
 
– Пожалуй, нет. Я просто очень быстро устаю. Очень много слов.
 
 
Какую музыку вы любите слушать больше всего? Может быть, назовете несколько исполнителей?
 
– Разную. Мне сложно назвать имена. Их очень много, и сложно запомнить большое количество информации. Слушаю разную музыку, начиная от танцевальной, и заканчивая классической – почти любой ее спектр мне интересен. Не люблю этно и регги. Как-то так повелось.
 
Раз мы немного коснулись темы танцев, расскажите, сейчас вам приходится танцевать? Ведь раньше вы ими серьезно занимались. Может быть, дома танцуете?
 
– Да, дома только так бывает. На прекрасных домашних вечеринках, на которых все мы очень оголтело пляшем. С семьей, друзьями.
 
Насчет лучшего друга – ситуация не изменилась? Он по-прежнему у вас один?
 
– Да. И, слава богу!
 
Вас когда-нибудь приглашал на интервью Юрий Дудь?
 
– Да. Мы вели переговоры об интервью перед Новым годом. Нам интересно было бы это сделать обоим, но что-то не складывалось по графикам, и мы решили перенести встречу на более поздний срок.
 
 
Представьте, что он задал вам вопрос: «За какой поступок вам больше всего стыдно в жизни? Хотелось бы вам его изменить?» Что бы вы ответили на него?
 
– Я бы ему сказал, что мне стыдно за то, что я пришел сюда. И, к сожалению, не могу теперь ничего исправить, потому что интервью мы уже записали.
 
А есть какой-то реальный поступок?
 
– Думаю, что такие поступки есть – их большое множество. В основном они связаны с каким-то причиненным своим близким неочевидным злом или просто обидой. Если была бы возможность это изменить, я бы, конечно, это сделал.
 
Фото – Дельфин, Екатерина Капустина.
 
Автор: Анна Вотинова