Станислав Гришин: «Благотворительность слишком дорого стоит, чтобы ее бросать»
Благотворительность сейчас - не только материальная помощь, но и умение донести мольбы о помощи до общественности. Она напрямую зависит от количества привлеченных людей.
3356
 
 
Станислав Гришин, руководитель Благотворительного Фонда «ВМЕСТЕ», убежден, что залог успешной благотворительности заключается в желании людей жить чем-то большим, чем  простым зарабатыванием денег.  Он также считает, что у русского человека есть своя особенная миссия, цель которой — нести добро.

 
 
- Когда вы решили организовать благотворительный фонд?

- В 2003 году трагически погибла моя мама. В то же время неожиданно и очень серьезно заболела моя тетя. У нее был рак, но ей никто об этом не говорил. Так как она была образованной женщиной, то вскоре сама обо всем догадалась. В то время тетя руководила крупной организацией  и однажды попросила меня приехать. Приехав, я узнал, что она  знает и понимает, что ее болезнь неизлечима. Более того, она сказала, что все свои деньги, а у нее были сбережения, она хочет отдать больному ребенку. Деньги она отдала мне вместе с объявлением из газеты.
Это было мое первое столкновение с чужим горем. Я даже не отдавал себе отчета, как это тяжело морально. Когда я приехал домой к больному ребенку, он  как червячок выполз в коридор при помощи рук, так как нижняя часть тела была обездвижена. В тот момент у меня аж комок к горлу подкатил. Этот ребенок нуждался в сложной операции, и тетя смогла ему помочь.
Конечно, операция делалась не столько с целью лечения, сколько для поддержания, чтобы не стало хуже, потому что парень родился с патологией.
Потом тетя умерла, и в память о ней мы с братом решили заняться благотворительностью. Сначала в частном порядке, так как сами занимались бизнесом. А потом я понял, что есть определенный опыт, который стоит применить для объединения многих людей ради помощи больным детям. Я поехал к своему духовнику, попросил у него благословения. Откуда не возьмись, появились ребята с экономического факультета. Изначально я думал называться «Фонд молодежи», но студенты предложили — «ВМЕСТЕ», и я согласился.
 

 
- Сколько работает человек в фонде?
 
- С 2010 года я работал один, иногда помогала супруга. Она отвечала на письма и вела сайт. Налаживание контактов было за мной. Официально я работал один, а по факту мне помогали многочисленные знакомые и друзья. Сейчас в фонде работает шесть человек. 

- Самый запоминающийся случай…

- Коля Шилов. Мы до сих пор общаемся с этой семьей, подружились.
Буквально через год или два после операции у него умер отец. Мать осталась одна с двумя детьми, один из которых — инвалид. У Коли проблемы с позвоночником.
Мы оплатили титановые пластины, чтобы спина не искривлялась сильнее. Позднее ему подарили компьютер, который он успешно освоил.
Сейчас ему 21, он научился делать сайты и работает на дому, помогая обществу инвалидов. Но есть проблема — пятый этаж и отсутствие лифта. То есть у парня нет никакой возможности подышать свежим воздухом. Поэтому хотелось бы найти спонсора, способного помочь им с квартирой. Лена, Колина мама, говорит, что единственная их отдушина — летний православный лагерь, где ее сын может гулять и общаться с людьми.
 

 
- Сталкивались ли вы с нерациональной благотворительностью? 

- Да. Стоял я недели три назад в Кольцовском сквере и увидел, что на одном из деревьев висит вязаная салфеточка. Люди тратили свою энергию, чтобы обвязать стволы. Но в чем здесь полезность?  Попытались проявить свой креатив, только совершенно не в том месте, реальной пользы-то - ноль.
Давайте измерять уровень креатива количеством вовлеченных в добрые дела людей -  тех, кто не остановится, немного поиграв. Количеством оказанной помощи тем, кому она жизненно необходима, в конце концов. Тогда да, тогда стоить соревноваться, если в это заложен настоящий смысл. 

- Что вас мотивирует к занятию этой деятельностью?

- Во-первых, самоощущение. Можно жить ради того чтобы получать от жизни удовольствие, но это слишком банально. Я не думаю, что мы для этого приходим в мир, а, быть может, для того, чтобы оставить след, совершая добрые дела.
Когда ты видишь больного ребенка и маму, которая изо всех сил за него бьется, нельзя оставаться равнодушным. К тому же понимаешь, что ты взрослый человек с руками и ногами, с головой на плечах, что ты в силах помочь. Я, допустим, могу организовать работу нескольких людей. А уже они, в свою очередь, смогут выполнять какие-то действия, достичь желаемого результата.
Эта деятельность дают определенный смысл моей жизни, да она и есть этот смысл. Тем более, что благотворительность слишком дорого мне стоила, чтобы опускать руки. Супруга решила, что нам нужно разойтись, потому что я много времени уделяю фонду и мало — семье. Такой вот результат. Но все продолжается, я работаю, а со своей маленькой дочкой я вижусь достаточно часто.
 

- Я слышала, что вы готовите масштабную акцию под название «Добрый вирус». Расскажите подробнее? 

- Это скорее не акция, а Благотворительный Марафон с девизом «Сделай больше чем я». Его идея родилась от Олимпийского движения – это мощный инструмент пропаганды спорта и здорового образа жизни. При этом такая важная, сфера человеческой деятельности как благотворительность, не имеет такой же поддержки. Мы хотим запустить бессрочное мероприятие, цель которого - помочь как можно большему количеству детей. Воронеж станет первой столицей Марафона.
В дальнейшем, если наша идея приживется, различные города будут бороться за право называться следующей столицей.
Мы уже заказали эстафетную палочку, она будет выполнена в виде спирали ДНК, а внутрь мы поместим послание с отчетом о том, что сделали и наши наказом следующей столице.
Ежегодно будут публично подводиться итоги Марафона. Кульминацией будет большой праздник с концертом, на котором мы озвучим результаты, поблагодарим меценатов и волонтеров, да и просто соберемся все вместе.
Кстати, мы уже договорились с волонтерами из Петербурга о том, что они следующие примут от нас эстафету. В дальнейшем хотелось бы закинуть эту идею в Европу, как российский добрый ответ на санкции.
 

Для того, чтобы привлечь к нашей работе больше людей нужно постоянно  «стучаться» в людские сердца, работать индивидуально и проводить массовые акции. Например, мы хотим предложить руководству воронежского ГИБДД  провести мероприятие по стимулированию водителей, которые соблюдают правила дорожного движения.
Любая воспитательная система предполагает как наказание, так и поощрение. С наказанием у нас проблем нет. Но почему мы никаким образом не хотим поощрить человека, который соблюдает правила. В качестве презента можно было бы вручать наш «смайлик»- наклейку для машины, такой позитивный символ добрых намерений. На нем не только веселая рожица, но и адрес нашего сайта. Так могла бы распространиться информация о марафоне. Смайлик, наклеенный на авто, означает, что человек, активно поддерживает добро, распространяет информацию о Благотворительном Марафоне, о тех, кому очень нужна помощь. Надеемся, что нас поддержат и другие организации — гоночные клубы, такси, компании перевозчики пассажиров.
 

-Что дальше будет с фондом?

- Во-первых, однозначно, выход на федеральный уровень. В Европе, где 80% людей готовы принимать участие в благотворительности, фонд в отдельно взятом городке может быть рентабельным. Но не в России, где к этому готовы по разным оценкам от 8% до 18% населения. Для меня критерий — 5 млн. помощи в месяц, тогда я буду понимать, что фонд работает эффективно. Фактически, с нашими возможностями это очень высокая планка. Однако, если мы сможем объединить многих людей, привлечь бизнес, разработать индивидуальные программы, то можно достичь и таких результатов. Плюс, мы хотим побороться за гранты, которые распределяются «Национальным благотворительным фондом» в Москве. Чтобы это сделать, мы пишем сейчас очень интересный проект, но о нем немного позднее….
 
Фото автора и из личного архива героя
 
Поделиться с друзьями
Автор: Татьяна Костянова