Для оптимальной работы интернет-издания 36on.ru и его регулярного обновления мы используем cookies (куки-файлы) и сервис сбора и статистического анализа данных «Яндекс.Метрика» Продолжая оставаться на нашем сайте, вы соглашаетесь на использование куки-файлов и сервиса сбора статистики «Яндекс.Метрика».
Подробнее
Четыре масти воронежской власти: КРЕСТИ - «строители»
Не мы первые, не мы последние пытаемся представить структуру региональной элиты в виде универсального аналитического инструмента - колоды карт. Ибо если наша жизнь игра, то наша жизнь накануне больших выборов - это двойная игра: за себя и за того парня. Следите за публикациями на 36ON.RU
13109
Поделиться с друзьями
Каков политический расклад в региональной элите накануне думских выборов?
 
Абсолютное большинство воронежцев не очень хорошо видит происходящее за карточным столом. От этого рождаются порой совершенно неадекватные слухи, не способствующие оздоровлению общества. Поэтому, не претендуя на слишком большую детализацию, мы считаем полезным приблизить картинку игры к глазам рядового читателя.
 
В других материалах вы можете прочитать про масти: «бубны-москвичи», «черви-нувориши» и «пики-чекисты» воронежской власти.

Благородные наши короли

В Воронеже, бывшем «красном поясе», расклад политических сил значительно усложнился с приходом из Москвы в 2009 году экс-министра Алексея Гордеева. На ряд ключевых должностей были назначены «инорегионалы», а по локальным «коррупционным клубкам» прошлась метла жесткого руководителя.
 
Управление в ручном режиме муниципальными образованиями и даже социально значимыми предприятиями стало стандартной практикой. Благодаря видимым достижениям, от молока до «Гото Предестинации», народная поддержка губернатора достигла невиданных прежде высот – и лишь в ходе последнего кризиса понемногу пошла на спад.

К сегодняшнему дню обозначились сроки конечного пребывания Гордеева на вершине региональной власти. Он неоднократно озвучивал свое нежелание становиться губернатором-«долгожителем», заявляя, что в 2019 году избираться на новый срок не будет. Сильный, но уже прощающийся с должностью руководитель... что сильнее может спровоцировать брожение политических умов, особенно в преддверии выборов в Госдуму?

Конечно, наша колода во многом условна. Мы не претендуем на полноту описания всех группировок. Допускаем, что их больше.
 
Политические фигуры мы распределили по сравнительной, на наш взгляд, степени их влиятельности. Во всех раскладах роль туза играет губернатор Алексей Гордеев, поскольку его безоговорочно признают своим лидером (причем не только по должности) все без исключения группы влияния. Такова особенность нашей политической реальности. Джокер - это те силы и персоны федерального уровня, на которые группа влияния ориентируется при достижении своих целей.

В итоге мы постарались понять, кого поддержит та или иная группировка в борьбе за депутатские мандаты, причем не только от правящей, но и от оппозиционных партий.
 

Движение неприсоединения

Да, конечно, стоит оговорить исключения из правил. Целый ряд влиятельных политических фигур мы оставляем вне групп влияния, поскольку они не представляют собой сплоченную силу, не движимы общими интересами. Вместе с тем они тоже влияют на политический расклад.

С одной стороны, к таким персонажам политической сцены относятся высокопоставленные чиновники, которые остаются во власти в силу своей необходимости для нормального функционирования всей системы - как часовщики, следящие за исправностью курантов на городской башне, досконально знающие, какие винтики где надо подкрутить. Это заместитель губернатора Юрий Агибалов, руководитель департамента финансов Надежда Сафонова, руководитель правового управления правительства области Валерий Карташов, первый заместитель председателя правительства области Владимир Попов, глава Воронежа Александр Гусев, председатель комитета по экологии и природопользованию Воронежской областной Думы Владимир Ключников и много других менее известных лиц.

С другой стороны, это руководители наших правоохранительных органов, которые, за исключением прокурора области Николая Шишкина, являются не местными, к тому же стараются максимально дистанцироваться от политической борьбы.
 
И еще: в фигуру «шестерки» мы не вкладываем никакого уничижительного смысла. Это просто место в рейтинге.
 

Итак, масть первая. Крести: строители

Пожалуй, не так много крупных городов (а может, и нет в стране таких городов), в которых представители самой мирной профессии на земле претендуют на статус самого влиятельного сообщества.

В ответе за родной край

Так, только в областной Думе и только «чистых строителей» представляют Александр Цыбань, Иван Куликов, Пётр Семёнов, Сергей Гончаров, Дмитрий Лукинов, Артур Баринов, Иван Таратин.

Спикер гордумы Владимир Ходырев возглавляет еще более  массовый строительный блок в городском парламенте, где заседают такие серьезные люди, как Александр Трубецкой, Алексей Пинигин, Андрей Соболев, Иван Кандыбин, Михаил Гусев, Николай Образцов и Николай Гребёнкин.

О таком представительстве в других городах-миллионниках их коллеги только мечтают. Еще пару созывов назад практически весь клан в законодательной власти представляли работники или ставленники Домостроительного комбината. Но рыночная конкуренция меняет и конфигурацию кресел. ДСК уже не диктует, а, скорее, консолидирует мнения коллег – и то не всегда «железобетонно».

К этой группе влияния относятся не только строители. В более общем смысле ее составляют те, кого еще не так давно называли «партхозноменклатурой», а, собственно, строители – лидеры в группе. Так будет точнее.

Это старая элита, нажившаяся на разделе социалистической собственности. Она имеет самый мощный в регионе финансовый ресурс. Однако патриотизм «номенклатурщикам» не чужд. Наоборот: они чувствуют себя его давнишними хозяевами, поэтому «в ответе за родной край».

Для губернатора «крести» являются той группой влияния, с которой он вынужден считаться, но к которой относится с настороженностью. Строители всегда могут поднять бунт, если будут ущемлены их бизнес-интересы.

«Бунтари» Анатолий Чекменев («Рудгормаш») и Сергей Пойманов (бывший владелец «Павловскгранита») могли бы органично вписаться в эту группу влияния, если бы не опала.
 
 
Туз:
Алексей  Гордеев
 
Почему туз? Рассказано выше.
 
 

 
Король:
Геннадий  Макин

За первым вице-губернатором - и формальное, и неформальное лидерство в масти. По долгу службы король курирует реализацию государственной политики в области строительства, ЖКХ и энергетики, а главное – аппарат регионального правительства. Одно это делает его всегда «козырным».

За ним – сила комсомольского братства: последние в истории воронежские секретари обкома и райкомов ВЛКСМ все практически без исключения – люди с политическим весом: Геннадий Макин, Михаил Трубицын, Александр Меркулов, Иван Образцов, Николай Котельников, Александр Меркулов, Сергей Богатырев – это все комсомольские орлята из одного гнезда. Не меньше важных связей у Макина образовалось за годы руководства  филиалом Московского индустриального банка.
 

Дама:
Галина Карелова

Большинство избирателей региона уверены, что Карелова – жительница Воронежа. Она обеспечивает образцовое функционирование оси «Москва-Воронеж»: и законодательные инициативы, и раздача  благотворительных подарков в богоугодных заведениях – все в тему. Соответственно, получает самую большую прессу. Если кто из кандидатов поездит с ней перед  выборами по таким святым местам, может существенно поднять шансы на избрание. С ней у строителей (с учётом того, что её коллегой-сенатором от региона является Сергей Лукин) тесная духовная связь.
 

Валет:
Сергей Лукин

Сенатор от Воронежской области, основатель Домостроительного комбината – компании, которая может служить символом клана и по профилю деятельности, и по своей экспансионистской стратегии. Так же, как ДСК, пытается замаскировать свое монопольное положение на строительном рынке области (но это у нее плохо выходит), депутаты-строители пытаются организовать впечатление, что они в Думах – рядовые бойцы за народное счастье.
 
Валет прекрасно понимает значимость политической поддержки для серьезного бизнеса и направляет в эту сферу все больше и больше ресурсов.
 

Десятка:
Виталий Шабалатов 

Руководитель управления делами области. Должность, в которой традиционно пребывают долгожители от власти. Для Шабалатова кресло руководителя управления освободилось в 2013 году, когда на 67 году жизни скончался Владислав Токарев.

До своего назначения Шабалатов работал помощником главы региона и занимался правовыми вопросами, в том числе в сфере строительства. Так, с его помощью Воронежская область показала пример эффективного решения проблемы обманутых дольщиков.
 
 

Девятка:
Владимир Ходырев

Спикер городской думы и владелец ВМУ-2. Мог бы претендовать и на более высокое место в карточной иерархии, но после Шипулина как-то не принято сильно высовываться городским лидерам. Во многом благодаря Ходыреву в Воронеже сдвинулась с места реализация идей муниципально-частного партнерства - на примере программы строительства детских садов. Благородная идея ГЧП оказалась выгодной и в политическом, и в коммерческом плане. Так что многие фигуры из числа «крести» смотрят с надеждой на перспективы дальнейших проектов «от Ходырева» – вроде строительства новых школ.
 

Восьмерка:
Сергей  Журавлев

Депутат Госдумы от ЛДПР, основатель стройкомпании «Аксиома». Занимает уникальный фрагмент в политической мозаике региона.
 
Его кандидатура как представителя региона в российском парламенте устраивает всех, в том числе губернатора, который ценит вклад Журавлева в такие важные для региона проекты, как реконструкция аэропорта «Воронеж» или Центрального рынка.

Он является единственным крупным бизнесменом в регионе, примкнувшим к либерал-демократам – и, значит, важен для Жириновского. Но отсутствие  политической пассионарности, агрессивности, свойственных тому же Жириновскому, и малое внимание к имиджу мешает занять более высокое место в своей масти.
 

Семерка:
Александр Цыбань

Депутат облдумы и владелец динамично развивающегося бизнеса, даже нескольких бизнесов: строительный бизнес семьи Цыбань представлен 12 компаниями, и «Выбор» – лишь одна из дюжины. В нынешнем сезоне его имидж серьезно подорван скандалом с застройкой яблоневого сада, но внутриклановая влиятельность, пожалуй, даже растет.
 

Шестерка:
Александр Трубецкой

Гендиректор ДСК, опытнейший хозяйственник и городской депутат с регалиями, он все-таки играет подчиненную роль. Больших амбиций в политике никогда не имел, но на своем «шестке» с делами всегда справлялся прекрасно.

Джокер: олигархи, крупные корпорации федерального масштаба.

Вывод: кого поддержат «крести»?

Для этой группы влияния ближе всего выдвиженец Аркадий Пономарев, депутат Государственной Думы РФ и владелец холдинга «Молвест». Он хоть и представляет другую масть, но ментально все же строителям довольно близок. Сергей Журавлев для строителей свой плоть от плоти, поэтому либерал-демократам вряд ли стоит опасаться проблем с административным противодействием. Не совсем чужд ей и «варяг» Сергей Гаврилов, депутат ГД РФ и член фракции КПРФ.
 
Считается, что «крести» - главные соперники «пик», клана чекистов-администраторов. О «червах»-нуворишах и «бубнах»-москвичах в следующих материалах. Следите за обновлениями на 36ON.RU.
 
Читайте также: 
Четыре масти воронежской власти: ЧЕРВИ - «нувориши»
Четыре масти воронежской власти: БУБНЫ - «москвичи»
Четыре масти воронежской власти: ПИКИ - «чекисты»
 
 
Автор: Редакция 36on.ru
Ленина площадь