Для оптимальной работы интернет-издания 36on.ru и его регулярного обновления мы используем cookies (куки-файлы) и сервис сбора и статистического анализа данных «Яндекс.Метрика» Продолжая оставаться на нашем сайте, вы соглашаетесь на использование куки-файлов и сервиса сбора статистики «Яндекс.Метрика».
Подробнее
Покорить 51-ю параллель: как развивается виноделие в Воронежской области
Интервью с виноделом и виноградарем Александром Герасименко
2955
Поделиться с друзьями
Что общего у воронежского виноделия и Марса? И там, и там ищут жизнь. Кстати, поиски проходят весьма успешно. Например, марсоход «Персеверанс» нашел на планете кратер, на месте которого когда-то был водоем.  
 
А в Воронеже есть свой первопроходец Александр Герасименко, создающий вопреки всем природным «но» продукт, который получает позитивные отзывы от ведущих российских экспертов. Поговорили с ним о том, как растить и производить в «вечной мерзлоте» - практически именно так воспринимают Воронежскую область виноделы из более южных регионов. 
 
 
— Александр, в ноябре этого года стало известно, что регионы получат от государства деньги на посадку виноградников. В списке есть Адыгея, Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Крым, Северная Осетия, Татарстан, Чечня, Краснодарский край, Волгоградская, Оренбургская, Ростовская области, Ставропольский край и Севастополь. Почему есть Оренбург, а Воронежа нет?
 
— Скорее всего, у них там есть испытательные посадки. Плюс  надо посмотреть параллель Оренбурга, они южнее нас находятся или нет. Там еще могут быть фермерские хозяйства или фирмы, которые занимаются выращиванием винограда.  У нас такого нет. 
 
— Проект 2015 года по виноградникам в Воронежской области — спустя годы это больше утопия или все могло получиться?
 
— Это не утопия. Но если сравнивать с югом, даже с Ростовской областью, то в Воронеже  будет больше уходить труда на укрытие. У нас же Северная параллель. Осенью виноград укрывать, весной раскрывать. А так, в принципе, вполне возможно выращивать в Воронежской области виноград в промышленных масштабах. 
 
— Что такое укрывное виноградарство? 
 
— После того, как сбор винограда прошел, где-то в конце октября — начале ноября нужно его обрезать. На юге обрезка делается ранней весной (снега особенно нет).  Нам же нужно успеть до первых заморозков. Пригибаем и укрываем агроспаном (укрывной материал —- прим. ред.). Зиму лежит, а в середине весны открываем, обрабатываем и на шпалеру подвязываем. Представляете объем работ, если виноградники занимают несколько гектаров?! В Ростове промышленные виноградники укрывные, но там их еще и закапывают в землю специальными машинами. На юге виноград в обрезанном виде просто остается на шпалерах.  
 
— Подходит ли наша почва для виноделия?
 
 — Если 100%-й чернозем, то с таким обильным питанием лозе будет слишком комфортно. В идеале должна быть обедненная почва, с песком. Так виноград растет лучше и набирает ароматику, необходимую для производства вина. Для промышленного виноделия вполне подойдут Павловск, Кантемировка, Богучар.
 
— Воронеж: климат, терруар и т.д. По широте мы на какой винодельческий регион похожи?
 
— У нас 51-я параллель, для виноградарства она считается очень северной. Очень сложно подобрать сорта винограда, особенно красные. По белым сортам понятно, что будут расти, давать неплохие результаты, может и получше, чем в Крыму или Ростове-на-Дону. К примеру, если взять сорта «шардоне», «цитронный магарач» (хотя его немногие жалуют в винном мире). В Черноземье они хорошо растут.  
 
 
— Если говорить о «шардоне», то это разве не тот сорт, которому нужно много солнца и тепла?
 
— Он  неплохо у нас созревает. Если сравнивать с южным, то кислотность воронежского шардоне будет выше, тем самым у нас есть потенциал к выдержке. Ароматика тоже более легкая, как у немецких вин. 
 
— А что по красным  сортам? 
 
— С ними как раз есть проблема. Если высаживать гибриды, то они хорошо растут, дают урожай. Но вино из гибридных сортов не очень котируется. Есть «саперави», а есть «маршал фош». Гибриды не дают таких показателей, как классические сорта. У меня растут «каберне совиньон» и «каберне фран» в качестве эксперимента. Красным воронежским винам не хватает «тела». Южные красные будут более плотные и спиртуозные - виноград там вызревает лучше. 

— Что вину дает воронежский терруар? Вкус, аромат, терпкость? С чем это можно сравнить?
 
— Мне проще сказать по белым винам. Можно смело сравнивать наш регион с продукцией из Германии, Австрии и Венгрии. У нас есть кислотность. Если взять немецкий рислинг или гевюрцтраминер, то они всегда очень кислотны. 

— Какие сорта винограда больше всего подходят для нашего региона? Какие менее всего? Может быть, есть какой-то потенциально звездный сорт, который можно раскрутить и превратить в местный бренд?
 
— В основном воронежские виноградари делают ставку на гибриды. Созреваемость хорошая, в принципе, вино получается. Если сравнивать с классическими сортами  «каберне совиньон» или «каберне фран», то по ароматике и вкусу гибриды проигрывают. У нас есть знаменитый сорт «мукузани». Репутация его немного скандальная. Идут бесконечные дискуссии на тему «это непонятно что, а не сорт», но практически у всех по несколько кустов этого сорта винограда есть. Это название известного грузинского вина, сделанного из сорта «саперави». А в Воронежской области все получилось наоборот и так обозначают сорт. Виноград «мукузани» чем-то похож  на «саперави».  Сок тоже очень яркий, мощный и насыщенный. Но по вкусу и ароматике саперави интересней. Можно почувствовать спелую вишню, черешню, чернослив, а в «мукузани» больше терна и ежевичных нот. 
 
— Какими были последние несколько лет в Воронеже для урожая?
 
— Последние два года все было хорошо. Сужу по своему винограднику. Виноград вызрел, не болел.
 

— Расскажите о себе. Как вы пришли к виноделию? Знаю, что вы из медиасреды.
 
— Мне 53 года, работаю оператором в воронежском  медиахолдинге. Изначально я занимался коллекционированием вина со всего мира.  В 2012 году с сыном поехали на юг в тур по винодельням, побывали на производстве. Вот тогда у меня и появилась мысль: «Почему бы не попробовать сделать вино самому?». Через год я уже вез свой первый «экспонат» в Винную деревню (культурно-туристический кластер под Анапой - прим.ред.). Было очень страшно, но меня приняли за равного, никакого высокомерия не было. Там я познакомился с многими российскими виноделами. Общаемся до сих пор.
 
 — Как дальше происходил процесс познания этой деятельности?
 
— Наш бизнесмен, который планировал промышленные посадки винограда, отправил меня на учебу. Все было полностью оплачено. Стал одним из первых выпускников курсов от известного тематического портала. Мне очень повезло с учителями и сокурсниками. Учеба проходила в Геленджике, с лекциями и практическими занятиями по виноделию и виноградарству. 

— Известно, что с вашими работами знакомы известные эксперты, такие как Валерия Иванникова и Денис Руденко.
 
— С Валерией мы пока лично не знакомы. Когда я в прошлом году ездил на выставку в Москву, у нас не получилось пересечься. Общаемся онлайн. И я написал ей о том, что могу привезти свои работы, было интересно узнать ее мнение. Надеюсь, мы наконец-то познакомимся. С Денисом у нас сложились дружеские отношения. Он  - человек достаточно известный в винном мире, но простой и очень интересный  в общении. Всегда приезжал к нам на мероприятия. Спасибо ему за это.  
 
 
— Какие нужны ресурсы, чтобы появиться в ассортименте винотек? 
 
—   Для получения лицензии необходимо выполнить огромное количество требований на соответствие. Нужны финансы. Да, сначала говорили, что удовольствие недорогое. Нет, получить лицензию дорого. Для микровиноделия можно использовать покупной виноград, но чтобы объем производства составлял не менее 1000 бутылок. И продукция  была сделана на специализированном оборудовании по всем стандартам. Само помещение тоже должно соответствовать всем требованиям. Это значит, что нужно строить цех. Все упирается в финансы. Для микровинодела такие расходы весьма накладны.
 
— Сколько примерно гаражных виноделов в нашем регионе?

–  Тут надо определиться со статусом: либо гаражный винодел, либо микровинодел. Есть люди, которые просто увлечены виноделием, делающие вино «чисто для себя». Таких, как я, кто делает объем немного больше, чем они, всего человек пять в Воронежской области. Хотя я знаю, что есть виноделы с более масштабным производством, но они не афишируют свою деятельность. В моем окружении таких нет. Объем для гаражного виноделия начинается  от 1000 бутылок и выше. Микровиноделы делают совсем небольшие партии вина в районе 100-200 бутылок. 

— Может объединиться в кооператив и создавать локальные бренды? Воронежский терруар — звучит красиво!
 
— Честно скажу, что уже пытался объединить наших воронежских виноделов в одну организацию. Но все очень разные люди. Были и склоки, что меня очень расстроило, и я решил этим не заниматься.   
 
 
Фото предоставлены Александром Герасименко из личного архива, титульное  Pixabay.com.
Автор: Воронкова Юлия