Для оптимальной работы интернет-издания 36on.ru и его регулярного обновления мы используем cookies (куки-файлы) и сервис сбора и статистического анализа данных «Яндекс.Метрика» Продолжая оставаться на нашем сайте, вы соглашаетесь на использование куки-файлов и сервиса сбора статистики «Яндекс.Метрика».
Подробнее
Врач скорой помощи: о работе в пандемию, халатности больных и подаренных цветах
Альтернативный взгляд на пандемию ковида, а также мнение о причинах столь быстрого распространения вируса.
1895
Поделиться с друзьями
В ряду медиков Ирина Сотникова уже 33-й год. Она – заведущая одной из подстанций скорой помощи Советского района столицы Черноземья. На ее счету десятки сотен, а возможно, и тысяч спасенных жизней.
 
В интервью 36on.ru Ирина Сотникова рассказала о сложностях в работе скорой помощи и дала оценку текущей ситуации с COVID-19 в Воронежской области. Также в нашей беседе мы поговорили о быте людей, которые стоят на страже человеческих жизней.
 
 
Здравствуйте, скажите, всегда ли хватает время на прием пищи?

– Приветствую. В жизни, конечно, хватает. В сменах у нас выделено время  – дневное и вечернее. Однако в связи с условиями работы в скорой помощи оно может смещаться. Если есть экстренные вызовы, то обед и ужин откладываются.

А c какими чувствами вы выходите на очередную смену?

– Непростой вопрос. Синдром «белого халата» никто не отменял, накапливается усталость и раздражение, также играет роль и возраст. Вообще, бессонные ночные смены сильно укорачивают жизнь.

Во сколько начинается и во сколько заканчивается смена?

– Все по законодательству – смена длится 12 часов. При необходимости – сутки. Рабочий день начинается в 7:30 утра. Если крайний вызов на смене сложный, объемный по оказанию помощи, то случается небольшая переработка. Но это случаи, а не закономерность. Так что чаще всего заканчиваем вечером.

И сколько вызовов вы успеваете обработать за это время?

– Средняя нагрузка на станцию, если нет чрезвычайных ситуаций, – 15-16 вызовов в сутки. В октябре было и 24 вызова, все из-за пандемии.

А какое количество из них – ковидные?

– Сейчас одна бригада обслуживает 1-2 вызова больных COVID-19 в день. Но здесь стоит учитывать и то, что врачи не всегда знают, едут ли они к обычному больному или зараженному коронавирусом. В разгар пандемии таких вызовов, конечно, было больше – от 5 до 7.

Объясните, как к вам поступает информация о том, что вызов относится к ковидному?

– Вызовы принимаются оперативным диспетчером станции, у которого есть алгоритм опроса пациента или его родственников. Не задать эти вопросы диспетчер не может, так как перечень составлен, чтобы понять, отправлять на вызов врачебную бригаду или стандартную. В этот список входят вопросы про мазки, контакт больного с зараженными коронавирусом и выезд пациента за пределы Воронежа и области за последнее время. Если граждане не утаивают никаких сведений, то мы знаем, что едем к возможному больному COVID-19. Однако есть и те, кто скрывает состояние своего здоровья. Зачем они это делают – непонятно. Причем таких людей даже не 50%, а больше. Их честные ответы могли бы сильно упростить ситуацию с выездами карет скорой помощи. Есть и случаи, в которых приходится действовать исходя из эмоционального состояния звонящего, где будет не до вопросов. Тогда диспетчер будет сам принимать решение об отправке подготовленной врачебной бригады.
 
Сотрудник воронежской скорой помощи за работой.

А что со средствами защиты? Сколько времени занимает экипировка и были ли у вас когда-нибудь проблемы с ее получением?

– На сегодняшний день станция оснащена СИЗами с ног до головы. Даже если начнется новая волна коронавируса или появится новый штамм, мы сможем работать еще некоторое время без дополнительных поставок средств защиты. У нас есть все, начиная от шапочек для головы, масок, респираторов и заканчивая специальными халатами и бахилами.

В начале пандемии пациентов транспортировали в специальных боксах. Количество ежедневно госпитализируемых с тех пор значительно возросло. Сейчас боксы применяются?

 – Такие боксы нужны для того, чтобы минимизировать контакты зараженных опасными инфекциями и вирусами с другими людьми и врачебной бригадой. Сами понимаете, что будет если заболеет врач. Это пойдет по цепочке по всему отделению. Бывали случаи, когда таких боксов не хватало: люди просто сидели в отделении. Сейчас в этих мерах нет большого смысла, так как есть средства защиты. Кроме того, формируется какой-никакой коллективный иммунитет. По сути, сейчас даже в обычном автобусе около 5-6 зараженных точно есть. Но там же эти боксы не используются. Плюс есть люди, у которых болезнь протекает бессимптомно: их тоже надо учитывать. Грубо говоря, сейчас весь город – один большой бокс.

Обычно при транспортировке больных в машине скорой помощи есть маска, которую мы можем предоставить. Также все машины оснащены БАК-облучателями, которые могут работать в присутствии людей и убивают большинство опасных бактерий или вирусов внутри автомобиля. Бригада же всегда ездит в СИЗах, даже если это нековидный случай – перестраховка необходима. 
 
Что самое сложное в психологическом плане при работе в условиях пандемии?

– Стресс и постоянное чувство напряженности. Справиться с этим очень сложно. Стряхнуть, как пыль с ботинок, не получается. Больные разные – у каждого своя голова. Когда на тебе респиратор, ты в халате, по спине льется пот, пациент требует внимания – это сложно. Мера терпения у каждого разная – к концу смены все вымотаны и выжаты. После нее кто-то ложится в длительный сон, а кто-то идет на свежий воздух. Со спортом, которым раньше не пренебрегали, сейчас сложнее, так как выматывают длинные смены.

Как вы боретесь с психологическим давлением?

– Для начала я пытаюсь выспаться, а после – просто не думать о работе. Я считаю, что нужно уметь абстрагироваться от профессии.

Пандемия COVID-19 затронула не только организмы горожан, но и все медийное поле. Скажите, увеличилась ли сознательность населения в плане необходимой самозащиты по сравнению с предыдущими годами?

– Нет. Наши жители настолько агрессивно-легкомысленны, что их нельзя заставить надеть даже маску. Это их личный закон, на который не повлияют ни смерти родственников, ни сводки новостей, ничего. Люди приходят к пожилым и находятся с ними без средств защиты. Проще говоря, население наше не становится умнее, а даже наоборот. Их не пугает высокая смертность. Даже если человек переболел коронавирусом, то это не значит, что он больше никогда не проявится.
 

Что нового появилось в вашей работе за последний год? То, что сказалось на каждом враче скорой помощи.

– Знаете, 2020 и 2021 годы похожи, единственное – стало больше нагрузки. Колоссальный обвал произошел в сентябре-октябре, к чему мы не были морально готовы, но технически все было хорошо – средства защиты, рекомендации, законы. Тогда город и муниципалитет подготовились хорошо, но и мы сумели быстро адаптироваться.

Самый запоминающийся вызов за этот год. Что вы увидели, когда приехали?
 
– Таких вызовов было немало. Все были похожи, но с разной степенью трагичности. Выбрать какой-то определенный, наверное, не получится. Случались и смерти в присутствии бригады, роды. Что-то запоминающееся происходит чуть ли не каждую смену.

Во многих городах врачей и работников скорой помощи жители города поддерживали обедами, техникой и другим. Случается ли такое сейчас в Воронеже?

– В самом начале пандемии нам доставили на станцию букеты цветов. Их было не так много, мы разделили на всех: досталось по три цветка каждому. Считать ли это помощью? Не знаю. Больше похоже на галочку в протоколе. Какое-то время нас бесплатно кормил «Макдоналдс» – это было приятно. 

Самая лучшая помощь, которую мы получили – это СИЗы. Они у нас и раньше были, но не в таком большом количестве. Нам же доставили много более продвинутых средств – маски на глаза, антисептики, респираторы, которые лучше защищают. До сих пор эти средства к нам поступают, за что большое спасибо. Также новые отделения по приему больных, которые открыли по области, – они очень помогли снизить заполняемость станций.

Что вы хотите сказать вашим будущим пациентам? Что бы вы хотели, чтобы они знали?

– Я хочу, чтобы они доверяли нашим ученым. Наша наука по части инфекционных заболеваний всегда была впереди, поэтому предпосылок не доверять врачам и ученым нет. Вакцина позволит перенести пациентам заболевание в более легкой форме. Также не стоит забывать и о здоровье окружающих, ведь ты можешь и не знать, что болеешь. Поэтому если все будут вакцинироваться, надевать маску, соблюдать дистанцию и сознательно относиться к окружающим, то заболеваемость снизится максимально.

Как вы думаете, каким будет 2022 год?
 
– Будем надеяться, что мы все будем здоровы, чтобы находящиеся рядом люди, семья, были рядом и тоже были здоровы. Наша задача на Бога не надеяться, а самим включать голову и сознательно относиться к себе и окружающим. Что касается следующего штамма коронавируса – будем ждать, надеяться, что заболевших будет не так много, люди будут относиться к ситуации сознательнее.
 
Фото – Ирина Сотникова, Pixabay.
Автор: Владислав Смирнов