Для оптимальной работы интернет-издания 36on.ru и его регулярного обновления мы используем cookies (куки-файлы) и сервис сбора и статистического анализа данных «Яндекс.Метрика» Продолжая оставаться на нашем сайте, вы соглашаетесь на использование куки-файлов и сервиса сбора статистики «Яндекс.Метрика».
Подробнее
Аэропорту Петра I – пятьдесят: вспоминаем необычное из истории воздушной гавани
О романтике, полетах на Южный полюс и победе в борьбе за название.
770
Поделиться с друзьями
В этом месяце Воронеж празднует 50-летние юбилеи сразу нескольких значимых для него мест. О самом необычном из их истории мы рассказываем в авторском проекте краеведа и журналиста Игоря Маркина «Воронеж неофициальный». В прошлый раз мы поделились с вами тайнами, которые хранит Воронежское море. Сегодня речь пойдет о Международном аэропорте имени Петра I.
 
 
Воздух и вода
 

Первый гражданский аэропорт появился в Воронеже без малого восемьдесят лет назад и располагался недалеко от Успенского Адмиралтейского храма. Ныне на этом месте плещутся волны водохранилища.
 

Предтечей же нынешнего аэропорта стал «воздушный вокзал» на территории «Старухи» – старой части Северного микрорайона.

У него славное прошлое, богатое правдивыми и вымышленными историями. Одна из них такая. В конце 60-х в здании аэропорта для дежурной смены всю ночь пел под гитару прилетевший в Воронеж по личным делам Высоцкий. 

На самом деле Владимир Семенович, образно выражаясь, даже не пролетал над воронежским небом. Но народу так хочется, чтобы это было правдой…

Нынешний аэропорт официально открыли в самом конце 1971 года. И все-таки День его рождения пришелся на год следующий. Именно весной 72-го в новый аэропорт переехала авиационно-техническая база, что означало начало полноценного функционирования объекта.

Работники аэропорта новосельем остались довольны. «Мы переехали из грязи на бетон…», – говорили они.

Присутствовали и нежелательные нюансы. Воронежский аэропорт расположен в низине и когда скапливался сильный туман, вылеты задерживались на неопределенный срок. Особенно это сказывалось в даты всенародных праздников. 

К примеру, если в канун Нового года погода оказывалась нелетной, пилоты и стюардессы, томясь в ожидании разрешения на вылет, праздничный бой курантов встречали не в кругу родных и близких, а в гостинице при аэропорте.

Задержки рейсов случались по разным причинам – от будничных до романтических. 

С будничными понятно. А вот романтика… 

Любви покорны не только все возрасты, но и строгое расписание. Однажды в воронежском аэропорту пилот на целый час задержал рейс лишь для того, чтобы объясниться в любви стюардессе и подарить ей роскошный букет!
 
 
 
Эй, вы, там, наверху
 

Быт тех, кто полжизни проводит в небе, своеобразен. В эпоху «до Вотсапа» общение летающих разными рейсами супругов посредством оставленных на служебном столе записок считалось обыденностью.

Жен и мужей разводили по разным рейсам неслучайно. Если «вдруг», то чтобы хоть один кормилец в семье оставался.

Летчики и стюардессы не только рисковали и предвосхищали эру электронной переписки, но и опережали «заземленных» обывателей в экзотике питания, так как имели возможность вкушать разные деликатесы. Например, сок манго, о котором ранее мало кто слышал, не то что видел, а уж тем более – пробовал. 

Случались и «веселые» пожелания счастливого полета. Лет тридцать назад по дороге в аэропорт на обочине красовался плакат с изображением симпатичной улыбающейся стюардессы и пожеланием счастливого пути. А в руке у нее – две гвоздички…

Может, и прикольно, но людям суеверным и тем, кто панически боялся летать, при виде такого пожелания становилось не до смеха. 

Язык летчиков и стюардесс полон сленга. Например, за толщину корпуса и внушительные размеры аэробус ИЛ-86 они называли «свиноматка». А знаменитый ТУ-134 панибратски именовали «тушка».
 
 
 
На земле, в небесах и на море
 

Территориально воронежский аэропорт расположен в Рамонском районе. На первых порах милая деревенская пастораль давала о себе знать. 

Однажды при посадке самолет АН-24 столкнулся с забредшими на «взлетку» лошадьми из села Айдарово.

Хватало и нервного экстрима. И оградительные столбики на взлетной полосе крылом самолета летчики сбивали, и вынужденные посадки происходили. К счастью, успешные. 

Летали воронежцы и в арктические экспедиции к Южному полюсу Земли. Ведь допускаемые к полетам в те края ИЛ-1 и АН-24 имелись только в столичных Мячково, Быково и у нас в Воронеже.

А еще пилоты и спецы «Воронежавиа» трудились в Гвинее-Бисау, Нигерии, Ливии, Судане и Анголе.

Вот такой широчайший спектр – от Айдарово через Африку на Южный полюс. 

Вообще объем полетов нашего аэропорта впечатлял. Рейсы до Мурманска, Новосибирска, Красноярска, Ташкента, Алма-Аты – список далеко не полон!

Для бортпроводниц в Москву улететь, все равно, что в общественном транспорте добраться с правого берега до Отрожки. Среди стюардесс даже бытовало выражение: «Две Москвы». Это означало, что бортпроводница за один день дважды летала в столицу и обратно. 

Еще одно пилотно-сленговое понятие – «эстафета». Это значит, что экипаж АН-24 прилетает в Геленджик, высаживает пассажиров и ждет следующего рейса другого самолета.

Те из стюардесс, кто за лето несколько раз летал в Геленджик, загорали так, будто провели полноценный отдых на Юге.
 
 
 
«Императорский» юбилей 
 

Воронежский аэропорт носит имя Петра Первого. Покойный ныне председатель нашего Петровского общества Николай Корнюшин сделал практически невозможное, и Воронеж в серьезном противоборстве за право присвоить аэропорту имя царя-преобразователя сумел обойти даже град Петров Санкт-Петербург. 

В подобное мало кто верил. В разговорах с Корнюшиным скептики не без иронии «пророчествовали»: 

– Николай Дмитриевич, куда нам с Питером тягаться!

А он – верил. 
 
Поэтому сегодня город празднует две знаменательные даты, связанные с именем Петра, – 350 лет со дня его рождения и 50 лет со дня основания воздушной гавани, названной в его честь.
 
Фото – Алина Полунчукова, Денис Малеев, Pixabay.
 
Читайте также: 50 лет Центральному: чем примечательна история первого крытого рынка Воронежа