Для оптимальной работы интернет-издания 36on.ru и его регулярного обновления мы используем cookies (куки-файлы) и сервис сбора и статистического анализа данных «Яндекс.Метрика» Продолжая оставаться на нашем сайте, вы соглашаетесь на использование куки-файлов и сервиса сбора статистики «Яндекс.Метрика».
Подробнее
Нехватка кадров и переобучение: как меняется сегодня рынок труда
Об этом эксперты рассказали в рамках пресс-конференции «Рынок труда: куда пойти учиться?»
2282
Поделиться с друзьями
Почему компании испытывают дефицит квалифицированных кадров,  повлияла ли на это демографическая «яма» 90-х и кого сейчас хотят видеть перед собой работодатели – «белых воротничков» или творческих работников – об этом и многом другом в рамках пресс-конференции «Рынок труда: куда пойти учиться?», организованной рекрутинговый порталом HeadHunter.ru рассказали приглашенные эксперты.
 
О настоящем
 
– Рынок после пандемии достаточно быстро восстановился. Глубокий провал мы видели в мае, но после того как ограничения были сняты, число вакансий вновь выросло. А вот количество соискателей на доковидный уровень так и не вышло. За период с мая 2020 по май 2021 года по запросам лидируют сферы продаж, рабочий персонал, выросло число вакансий в сфере медицины и фармацевтики, – рассказывает Алена Манохина, руководитель пресс-службы HeadHunter макрорегиона Юг.
 
Ищут вакансии в продажах, среди административного персонала, сферы транспорта и логистики, IT.
 
 
Рынок труда-2021 года – соискательский. Не хватает квалифицированных специалистов. Из-за возросшей популярности удаленной работы не всегда соискатели выбирают привязку в офису, вырос запрос на временную и проектную занятость. Компании расширили область поиска сотрудников, то есть крупные работодатели идут в регионы. Во многих организациях стал активно использоваться гибридный формат работы.
 
 
О будущем
 
 Директор Центра трудовых исследований Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Владимир Гимпельсон свою презентацию посвящает вопросу демографии и ее влияния на рынок труда.
 
– Когда мы говорим, что существует дефицит, мы смотрим на рынок труда со стороны спроса. Что нужно работодателю? То же, что нужно нам, когда мы идем в магазин, например, за новой одеждой: наименьшие затраты, максимальное качество, выбор, чтобы не тратить слишком много времени на него и чтобы новая вещь подходила к гардеробу. Цена, разумеется тоже имеет значение, – говорит профессор.
 
Предложение в свою очередь определяется демографией и образованием.
 
– Любой серьезный работодатель не может ограничиваться тем, что происходит сегодня, он должен смотреть в завтра. И возникает вопрос: можем ли мы это сделать? Легко. Чтобы сказать, какая занятость у нас будет через 10 лет, нам нужен показатель занятости в разных группах населения и демографический прогноз. Эти данные предоставляет Росстат.
 
 
Специалист считает, что занятость будет в целом держаться примерно на том же уровне, что и сейчас. 
 
– Численность занятых меняется от пятилетия к пятилетию: идет провал в молодежных группах. Если просуммировать всех занятых от 20 до 39 лет, то сейчас у нас в этой группе около 35 млн человек, к 2030 году будет чуть больше 25 млн. Это очень большое «сжатие». При том, что экономический рост сильно завязан именно на эту группу, с хорошим образованием, умением быстро переучиваться и подстраиваться под изменения, внедрять и использовать инновации.
 
Никакие знаний и никакие навыки, приобретенные в начале карьеры не сохраняются на всю жизнь: новые технологии требуют новых знаний, непрерывного обучения. Кроме того, с возрастом меняются когнитивные возможности. Масштабы переобучения в нашей стране – мизерные, обращает внимание эксперт.
 
– Спрос на квалифицированных труд в экономике в целом – небольшой. В структуре затрат на рабочую силу у российских компаний этот показатель составляет 0,3%, в странах ЕС – 3%.
 
Спрос на переквалификацию зависит от того, насколько компании это нужно. Если организация использует современные технологии, является экспортером, ощущает на рынке конкуренцию, тогда важно, чтобы рабочая сила была максимально квалифицированной и мотивированной. А если компания – локальный монополист, который использует старые технологии, предполагающие рутинные вещи – то зачем вкладываться в переобучение?
 
Профессиональная структура очень концентрирована. 50% всей занятости приходится на 29 массовых (учителя, врачи, бухгалтеры, водители и т.д.) профессий (из 450 по ISCO-88). В IT индустрии, например, сейчас занято порядка одного миллиона человек, 5,4 млн (7,6%) – продавцы и кассиры. 
 
Оптимальный путь для абитуриентов сейчас – стремиться получить высшее образование в наиболее продвинутом российском вузе, считает специалист. Но если смотрть на профориентацию максимально широко, то огромное значение имеет ранний этап жизни человека: чем больше родительские инвестиции (время, развивающие занятия, образование) в детей вкладывают, тем лучше. Навыки рождают навыки. Если на каком-то этапе жизни ребенок недополучил каких-то знаний, то восстановить их потом будет сложнее.
 
А еще, уверены эксперты, образовательные учреждения и работодатели должны активнее сотрудничать друг с другом, чтобы вузы могли гибче подстраиваться под запрос компаний, лучше понимать, какие специалисты и с какими навыками требуются на рынке труда прямо сейчас. Правда пока далеко не все компании хотят готовить для себя кадры, поддерживать и поощрять талантливых студентов, вкладываться в развитие будущих профессионалов. И это нужно менять. Еще один вопрос – переезд молодых преуспевающих специалистов в крупные центры, отток кадров из регионов. Это, считают специалисты, неправильный подход и важно создавать для молодых специалистов условия на местах.
 
Фото на главной – Pixabay, в тексте – презентации спикеров.
Автор: Алина Полунчукова