Для оптимальной работы интернет-издания 36on.ru и его регулярного обновления мы используем cookies (куки-файлы) и сервис сбора и статистического анализа данных «Яндекс.Метрика» Продолжая оставаться на нашем сайте, вы соглашаетесь на использование куки-файлов и сервиса сбора статистики «Яндекс.Метрика».
Подробнее
Музыканты, актеры и художники о том, почему дистант не работает в сфере культуры
Мы собрали несколько историй из жизни людей искусства, которые были вынуждены учиться и работать в удаленном формате.
2284
Поделиться с друзьями
Совсем недавно школы, колледжи, вузы и кружки в Воронежской области были закрыты на карантин. Сейчас некоторые учебные заведения продолжают вести образовательную деятельность либо в смешанном, либо в дистанционном формате. Несколько человек из разных областей культуры рассказали порталу 36on о том, удавалось и удается ли им работать в таких условиях, с какими проблемами они сталкиваются и почему дистант оказался губительным для этой сферы.
 
 
Мы живем в век цифровых технологий, в этом смысле Россия далеко ушла вперед – немцы, например, не знают, что такое безлимитный интернет и бесплатный Wi-Fi. Мысли обучаться с компьютером в обнимку, наверное, возникали у многих.
 
Однако давайте будем честными: конечно, если говорить о сфере искусства, дистант обучением назвать сложно. Некоторые преподаватели оценивают усвоение материала количеством написанных конспектов, но вот что делать в том случае, когда эти конспекты не помогают освоить профессию и очень важна практика? Логично было бы предположить, что можно музицировать по видеосвязи, записывать выступления на видео, фотографировать полотна. Но здесь не все так безмятежно, как может показаться.
 
 
Девочка под фортепиано
 
 
Техника несовершенна: микрофон в телефоне не способен передать реальное звучание инструмента, а детей тяжело заставить заниматься, если не находишься рядом. Но руководство требует от учителей доказательства того, что со всеми детьми провели уроки: за это ведь бюджетникам платят деньги, причем даже в локдаун.
 
 
И что получается? Все понимают, что заниматься онлайн – бесполезно, но ничего не могут поделать. Некоторые, как только узнают про карантин, сразу уезжают за город. Все бы хорошо, только вот в 21 веке не везде хорошо налажены коммуникации. Педагог в музыкальной школе в начальных классах вообще не может заниматься с учениками именно музыкой, сначала нужно отработать технику: учитель вынужден контролировать постановку каждого пальца, корпуса, головы и то, как ребенок извлекает звуки. И даже если первый и второй класс пройдены, маленькие дети все равно иногда не слушаются. Некоторые умудряются экспериментировать с масками в FaceTime во время уроков, вместо того чтобы дистанционно заниматься сольфеджио. А что делать, если пятилетняя девочка на дистанте забралась под пианино и капризничает?
 
Так ученики занимаются сольфеджио во время дистанта. Фото одного из наших собеседников.
 
Как ни крути, одно дело пытаться провести дистанционные уроки с детьми и совсем другое – со студентами. Плохо, если в деревню уезжают дети, но еще хуже, если на дачу уезжает педагог-пенсионер. У одной из наших собеседниц был случай, когда учитель в институте сказал присылать видео домашних занятий в WhatsApp.
 
– Сядешь, запишешь себя на камеру, чтобы звук был хороший, а потом видео не помещается в мессенджер. Ну и зачем я писала в таком высоком качестве? Спрашиваю у педагога, могу ли я прислать ему запись через облачное хранилище – так он и не знает, что это такое. И почты у него нет. 
 
Ко второму локдауну он поинтересовался, что такое электронный почтовый ящик. Я начала ему присылать записи через «облако», а он потом звонит и говорит, что видео постоянно зависает и он вынужден слушать маленькими кусочками – интернет в деревне слабый, – рассказала студентка одного из вузов Воронежа Оля.
 
 
А вот еще одна история – из более раннего периода коронавирусных ограничений:
 
– Я как раз заканчивала институт. На тот момент у меня оставались только занятия, связанные с исполнением моей программы и дипломная работа. Мой возраст, к счастью, позволяет мне заниматься самостоятельно. Экзамены все прошли в дистанционном виде: специальность мы сдавали по видеозаписям, а диплом защищали в режиме конференции в Zoom. Я бы не сказала, что выпускникам того года повезло с форматом сдачи экзаменов – разве что лодырям, ведь наша профессия подразумевает выступления на сцене: весь период обучения мы сдаем экзамены в формате выступлений, и этот итоговый выпускной госэкзамен должен подвести итог всего образовательного периода. Но этого не произошло, к сожалению, – рассказала Настя.
 
Музыка вообще не может существовать без концертных залов. Каждый, кто к этому причастен, обязательно имеет дело как минимум с ощущением акустики. Дома летящему звучанию мешает мягкий диван и шторы на окнах, они только заглушают звук. На концерте все в любом случае звучит совсем иначе, в том числе из-за размеров помещения. Кроме того, у пианистов добавляется еще одна сложность – ощущение клавиш на каждом инструменте разное. Заниматься дома на своем пианино, играть на синтезаторе или на концертном рояле – это совершенно разные вещи. 
 
– В занятиях музыкантов главное – работа над качеством звука, прикосновением к клавишам, отработка дыхания и ведения смычка. Чтобы передать все это по интернету, да еще и в режиме онлайн, требуется не только быстрое и качественное подключение, но и специальные микрофоны, а также соответствующая практика с оборудованием. Да, у нас есть приличная связь, но купить хороший микрофон могут позволить себе далеко не все. Не говоря уже о том, что навыки звукорежиссуры получают вообще в других учебных заведениях, – считает один из студентов Воронежского института искусств.
 
Несмотря на большое количество недостатков новой дистанционки, некоторые студенты находят в ней и положительный момент:
 
 
– Второй локдаун научил относиться к учебе проще и все записи по специальности делать с первой-второй попытки. Раньше на это уходил весь день! – рассказала одна из наших собеседниц Мария.
 
 
Вмятины в стенах
 
 
– С лекциями ничего существенно не изменилось. Самое интересное на карантине случилось с профильными предметами – с актерским мастерством, сценическим движением и танцем. А еще достаточно странными были уроки вокала, – рассказывает студент театрального факультета Николай.
 
Кому-то из актеров, можно сказать, повезло: они просто пели соло на видео, отправляли преподавателям и получали в ответ какую-то критику. Но были и анекдотические случаи, когда педагог и концертмейстер сидели в классе, а студент – по ту сторону экрана. Например, пианист начинает играть, солист начинает петь, но ничего не сходится из-за задержки интернета.
 
Сценическое движение выглядело еще хуже. Как рассказал Николай, когда был первый карантин, и все сидели по домам, их курс учился жонглировать булавами. И как тут учиться, если над тобой потолок, как в самой обычной квартире? Да и комната обычно не предназначена для таких подкидываний.
 
 
– У меня дома огромное количество вмятин на стенах от булав: получалось или не получалось делать упражнения – периодически они вылетали не туда, куда нужно, и калечили комнату. Кроме того, в четырех стенах приходилось осваивать поинг (пои – пара шаров, связанных веревкой или цепью, инвентарь для кручения и жонглирования – прим. ред.), и это было как минимум неудобно, – рассказывает одногруппник Николая Кирилл.
 
Записывать танцы без музыки и в пределах комнаты, да еще и без партнера – это тоже было непросто. Однако один из преподавателей отметил большой плюс таких занятий, даже после карантина учащиеся этим пользовались: новые движения во время очных уроков стали записывать на камеру, чтобы потом можно было бы дома это пересмотреть и точно повторить все так, как надо.
 
 
Как работали театры
 
 
– В нашей актерской профессии дистанционка – это очень сложно, потому что нет полноценных репетиций. Когда хочется уже выйти на сцену и репетировать, а ты сидишь на стуле и не можешь выйти за эти рамки – это страшно. 
 
Мы приходили небольшими группами, по 3-4 человека, и репетировали только отдельные сцены. Мы подключали всю аппаратуру и компьютер, а наш режиссер через Zoom смотрел репетицию почти так же, как и вживую – со всеми остановками и корректировками. Было бы лучше, если бы он лично присутствовал, но в тот момент выбора не было, – рассказывает актриса Алена.
 
 
Кроме того, актеры жалуются, что в пандемию очень тяжело было устроиться на работу по профессии. Многие не брали в труппы людей из других городов, просто потому что боялись.
 
 
За что художники платили деньги
 
 
– Когда мы в первый раз ушли на дистанционку, было совсем тяжко: сложно было себя организовать дома, ставить натюрморты, писать поясной автопортрет с натуры, если нет большого зеркала, поставить свет, где-то разместиться. Да еще и присылать педагогам фотографии – это было совсем не то. Во второй раз было проще, так как разрешено было собираться небольшими группами до трех человек работать в мастерской без преподавателя. Правда, натуру мы оплачивали все это время из своего собственного кармана – в локдаун институт не платил натурщикам. 
 
Основная проблема карантина – это практическая работа, отсутствие помещения и оплата работы натурщика. Мол, как хотите, так и решайте этот вопрос. А ведь моя специализация полностью завязана на практике, – рассказала художница Вероника.
 
 
Студенты факультета живописи отметили, что сама система обучения оказалась не готова к такому формату. Особенно если сравнивать с курсами, которые можно приобрести за эти же деньги – среди них бывают, конечно, и не очень хорошие, но дистанционное обучение оказалось еще хуже по качеству.
 
– Обучение живописи предполагает тесный контакт с преподавателем и не всегда для этого подходит устный комментарий. Часто словами нельзя донести, какой цвет, тон или полутон необходим или как исправить анатомические погрешности. При этом, на дистанте у студентов часто не было возможности писать с натуры. Осложнилось все тем, что преподаватели были вынуждены что-то поправлять уже после выполнения определенных этапов работы, и это проблема: при очном обучении все правки педагоги вносили в процессе, – подытожила студентка факультета живописи одного из вузов Воронежа Ирина.
 
Фото – Pixabay.
Автор: Мария Кирова