Для оптимальной работы интернет-издания 36on.ru и его регулярного обновления мы используем cookies (куки-файлы) и сервис сбора и статистического анализа данных «Яндекс.Метрика» Продолжая оставаться на нашем сайте, вы соглашаетесь на использование куки-файлов и сервиса сбора статистики «Яндекс.Метрика».
Подробнее
Геополитический успех России, который ещё надо развить
Авторская колонка Владимира Сапунова.
1079
Поделиться с друзьями
Начало 2022 года ознаменовалось неожиданными событиями в Казахстане. Мирные протесты в Жанаозене и других западных и северо-западных городах среднеазиатской республики — из-за двукратного повышения цен на сжиженный газ — переросли в акции протеста по всей стране, а затем и в разгром и сожжение крупнейшего казахского города — Алма-Аты — и схожие крупные неприятности в некоторых других регионах страны.
 
Протесты и погромы в Казахстане стали полной неожиданностью даже для отечественных специалистов-международников и экспертов по Средней Азии, что уж говорить про зарубежных коллег. Мы попытаемся разобраться в главном — в чём геополитическое значение казахстанских событий, а также в их внутренних причинах. 
 
Автор колонки - Владимир Сапунов
 
 
Внутриполитические причины 
 
 
Протесты в Казахстане изначально воспринимались как новый майдан, за которым традиционно стояли силы извне. Разумеется, это справедливо, но лишь отчасти, поскольку у этих событий были и свои причины, которые и стали триггером столь колоритных уличных акций. 
 
После формального отхода от власти в 2019 году Нурслутана Назарабаева, правившего страной около 30 лет, и назначения на должность президента Касым-Жомарта Токаева в Казахстане начались трудности транзитного периода. За власть начали бороться различные группы влияния клана Назарбаева, сконцентрировавшиеся вокруг двух его старших дочерей — Дарины и Дариги. 
 
Именно группу, стоящую за Дариной стоит считать главными зачинщиками беспорядков. Причина в том, что им не нравилось постепенное и закономерное усиление президента Токаева. Лидерами этой группировки являлись ныне арестованный Карим Масимов — дважды премьер-министр и руководитель администрации президента при Назарбаеве и до последних событий глава КНБ; его заместитель Самат Абиш (племянник Назарбаева, сообщения о его аресте противоречивы),  Кайрат Сатыбалды (управляет банковским сектором) и Тимур Кулибаев (контролирует нефтегазовый сектор и владеет состоянием в 6 миллиардов долларов). Последний также является мужем Динары. 
 
Скорее всего, организация мятежа — дело рук этой группы. По всей видимости, она давно готовила и тренировала на юге страны группировки боевиков — как местных, так и прибывающих из-за рубежа. Поверить в то, что спецслужбы страны могли проспать столь масштабные и скоординированные акции, невозможно. Однако практически не вызывает сомнений, что протесты были организованы в тесной координации с западными и турецкими спецслужбами. Все вышеупомянутые, кроме Кулибаева, у которого совместный бизнес с «Газпромом» и «Лукойлом», однозначно ориентированы на Запад и Турцию. То, что события были организованы непосредственно перед ключевыми международными событиями начала года — встречами Россия-США, Россия-НАТО и Россия-ОБСЕ после ультиматума, поставленного Россией перед Западом, говорит в пользу зарубежного следа.
 
Вторую группу влияния связывают со второй дочерью Назарбаева Даригой. Эта часть клана экс-президента группа потеряла влияние после бегства из страны  мужа Дариги генерала Рахата Алиева (вследствие ссоры в 2007 году с Назарбаевым), его ареста в Австрии и гибели в камере (его нашли повешенным, а в крови нашли барбитураты), а также нескольких уголовных дел в Казахстане, Лондоне и Москве против ещё одного беглеца — Мухтара Аблязова (бывшего владельца «БТА-Банка»). Аблязов сейчас живёт в Париже и возглавляет ДВК («Демократический выбор Казахстана»). Он признан в Казахстане экстремистской организацией, за участие в ней можно получить до 17 лет тюрьмы. Хотя Аблязов и заявляет, что протесты организовал он, это стоит считать скорее блефом, поскольку рычаги влияния в стране бывший казахский банкир потерял и мог лишь подключиться к финансированию с помощью украденных денег, если бы акции не удалось прекратить. 
 
Дарига же вернулась в политику, стала депутатом парламента и является владельцем крупнейшего в стране телеком-оператора «Казахтелеком». В последнее время ориентировалась на Россию и Китай, искала у них поддержки, была заинтересована в усилении Токаева и влияла на его внутреннюю и внешнюю политику. То, с какой скоростью в Казахстане был отключён Интернет, свидетельствует о том, что в интересах Дариги было подавление протестов и разгром группы Динары. В совокупности с уменьшением формального влияния своего отца, без согласия которого Токаев не мог, скажем, назначать и освобождать от должности акимов.
 
 
Внутриэкономические причины 
 
 
Уровень жизни в Казахстане является весьма низким, особенно на сельскохозяйственном юге и нефтеносном западе, пострадавшем от либерализации и оптимизации производства со стороны западных компаний, что вело к массовым увольнениям и безработице. Повышение цен на сжиженный газ на западе страны с 50 до 120 тенге (21 рубль) действительно могло стать серьёзным ударом по населению. Сжиженный газ в том регионе — это попутный газ при переработке нефти, пропаново-бутановая смесь.  В советское время он просто утилизировался (сжигался), а сейчас из-за дешевизны широко используется в Казахстане, особенно на западе.
 
В третьем квартале 2021 года среднемесячная заработная плата по стране достигла 243,7 тысячи тенге (560 долларов США) — на 19,3% больше, чем годом ранее. Однако и это показатели «средней температуры по больнице», в стране огромное расслоение между богатыми и бедными, «средний класс» едва достигает 10% с большими натяжками. Максимальный размер минимальной зарплаты составлял 42500 KZT/месяц (99.567 USD/мес), а минимальный — 2680 KZT/месяц. 
 
Вокруг крупных городов, особенно Алма-Аты, располагаются огромные по площади бараки, в которых живёт беднота. Молодежь практически не представлена во власти, хотя доля людей до 35 лет в Казахстане составляет примерно 40% населения. Сельской молодёжи во власти нет вовсе.  Недовольных отсутствием демократии в стране, конечно, немало. В Казахстане 6 провластных партий во главе с «Нур Отан», для сравнения в соседней маленькой Киргизии их около 200. Очевидна дискриминация по национальному признаку — в общегосударственных и местных властных структурах практически нет русских. То, что волнения начались на западе, иллюстрирует не только социально-экономические проблемы в этом регионе, но и недовольство Младшего жуза тем, что ключевые властные позиции в стране занимают представители Страшего жуза (в основном племени Шапрашты), к которому и относится Назарбаев.
 
 
Внешний фактор 
 
 
Казахстан ещё с 90-х годов проводил классическую политику многовекторности, балансируя между Россией, Западом и Китаем. Главным торговым партнёром Казахстана является Евросоюз (прежде всего, Германия и Нидерланлы), на втором месте — Китай, на третьем — Россия. Казахстан является крупнейшим экспортёром газа в Китай. 75% нефтегазовых месторождений Казахстана принадлежит американским и европейским компаниям, у КНР также есть во владении углеводородные месторождения, однако главный интерес Пекина — это горные рудники и шахты, а также редкие и цветные металлы. Россия в нефтегазовой отрасли Казахстана ограничивается миноритарным участием, главный интерес — уран. Газ и нефть из Казахстана интересуют Россию для последующей переработки и транспортировки в Европу (нефтепроводы Узень — Атырау — Самара и Тенгиз — Новороссийск). Также Россия, наряду с Китаем, является крупнейшим бенефициантом месторождений редких и цветных металлов. Карагандинский металлургический комбинат в Темиртау принадлежит индийской компании «Арселор миталл». 
 
Три крупнейших нефтегазовых месторождения Казахстана (Тенгиз, Карачаганак и Кашаган) контролируются западными компаниями — Chevron, Shell, Exxon Mobil, Eni и другими. Лукойл и Газпром являются миноритарными акционерами казахских нефтегазовых компаний и консорциумов по разработке месторождений. Генеральными директорами крупнейших газовых компаний Казахстана «КазМунайГаз» и QazakhGas, а также другими топ-менеджерами являются, в основном, граждане Нидерландов и Великобритании. 
 
В Караганде функционирует Казахстанский учебный центр в рамках специальной программы НАТО «Партнерство во имя мира» (КАЗЦЕНТ).  КАЗЦЕНТ — крупнейший официально признанный центр НАТО в Центральной Азии.  Кроме того, действуют Учебный центр для пограничников в Алма-Ате и Учебный центр сил безопасности в Усть-Каменогорске. НАТО также имеет логистические центры по переправке техники и оружия в Казахстане, которые использовались для операции в Афганистане. С 2003 года в стране ежегодно проходят совместные учения НАТО и Казахстана «Степной орёл». Американские биолаборатории функционируют в Караганде и под Алма-Атой (для сравнения на Украине 16 биолабораторий, в Азербайджане — 6).
 
Отметим также, что в Казахстане действуют 22 тысячи западных НКО, около 5 тысяч казахских студентов ежегодно выезжают на учёбу в США за счёт государственного бюджета. 
 
Газопроводы, нефтепроводы, как и обычные торговые пути — используются Западом и Китаем для обхода Транссиба (Находка-Петропавловск-Хельсинки). Главными торговыми путями через Казахстан из Китая в Европу являются Чуньцинь — Дуйсбург, Люньюнгань — Гамбург, Люньюнгань — Брест, в Азию:   Люньюнгань — Стамбул, Кашкар — Ош — Герат, Санкт-Петербург — Бендер-Аббас, Южный морской путь. 
 
 
Жизнь после ввода войск ОДКБ 
 
 
Просьба казахстанского президента Токаева ввести в страну войска Организации Договора Коллективной Безопасности открывает новую веху в истории, поскольку механизм использования ОДКБ для усмирения беспорядков применяется впервые, а по сути, эта организация до этого не участвовала ни в каких крупных операциях, помимо военных учений, выполняя лишь политическую функцию. 
 
Нет сомнений в том, что беспорядки в Казахстане, которые Запад и Турция хотели использовать в своих целях — для ослабления России стратегически и тактически (как говорилось выше, момент, видимо, был выбран не случайно). Однако то, что неприятели России хотели сделать ей во вред, обернулось в итоге крупным геополитическим успехом нашей страны. Поскольку ввод войск ОДКБ под русским лидерством, несомненно, заставит казахские власти пойти на уступки, и влияние Москвы в бывшей советской республике усилится. 
 
Вопрос только в том, какими будут эти уступки. Очевидно, что президент Путин прежде всего попросит Токаева назначить на высшие государственные посты кандидатуры, устраивающие Кремль. Однако аппаратными успехами России ограничиваться категорически нельзя. Спасители казахского президента должны требовать серьёзных стратегических уступок: 
 
улучшение жизни русских в республике: русский язык должен стать вторым государственным, должна прекратиться дискриминация по национальному и языковому принципу в образовании и кадровой политике в области госуправления;
 
Казахстан должен пересмотреть внутреннюю национальную политику. Об идее искусственного создания «единой казахской нации» тоже стоит постепенно забывать. Необходимо прекратить и заниматься фальсификацией истории, прежде всего завязать с героизацией антирусского восстания в Семиречье 1916 года; педалировать лживые утверждения об искусственном «голодоморе» 1932-33 годов; выдумывать «антиказахскую сущность» строительства полигона в Семипалатинске или космодрома в Байконуре. С другой стороны, вспомнить, что именно русские внесли решающий вклад в индустриализацию Казахстана и поднятие целины. А также не забывать, что Северный Казахстан — это русская Южная Сибирь, присоединённая к республике Сталиным в рамках единого государства СССР.
 
Казахстану необходимо затормозить сближение с Западом, придётся приструнить западные русофобские НКО в стране (в первую очередь структуры Сороса, NED, NDI и IRI). Также Казахстан должен будет критически пересмотреть увлечение Турцией и пантюркизмом. Властям республики необходимо окончательно понять, что именно заигрывание с Западом и Стамбулом, а, следовательно, и потворство русофобии — и привели к попытке воспользоваться протестами и организовать майдан. В совокупности с неолиберальной экономической политикой, которая дала ему социальную базу. 
 
Вот такими пожеланиями, переходящими в мягкие и ненавязчивые требования, России стоит сопровождать ввод войск в Казахстан для фактического спасения его государственности, не говоря уже о том, что Кремль пришёл на выручку самого президента и стоящих за ним людей. 
 
При этом события в Казахстане никак не должны помешать решению важнейших геополитических задач на Украине. А только помочь, поскольку это звенья одной цепи — реализации имперских амбиций, ирредентистской стратегии и, в конечном итоге, укрепления могущества России. Ну а западным партнерам, как и ранее в случае с Белоруссией, придется столкнуться с новой реальностью. Захотел «цветную революцию» — получил усиление России.
 
Фото – личный архив Владимира Сапунова.