Для оптимальной работы интернет-издания 36on.ru и его регулярного обновления мы используем cookies (куки-файлы) и сервис сбора и статистического анализа данных «Яндекс.Метрика» Продолжая оставаться на нашем сайте, вы соглашаетесь на использование куки-файлов и сервиса сбора статистики «Яндекс.Метрика».
Подробнее
Рекомендации по улучшению медиаобеспечения СВО в свете тактики противника
Авторская колонка Владимира Сапунова.
3422
Поделиться с друзьями
Идёт 51-й день специальной военной операции ВС РФ на Украине — по её демилитаризации и денацификации. Проанализируем основные события прошедшей недели и дадим очередные рекомендации по улучшению информационно-психологического обеспечения СВО. 
 
 
Пожалуй, главной положительной новостью стало выступление Путина во вторник на космодроме Восточный. В нём президент и главнокомандующий дал чётко понять, что цели и задачи СВО на Украине будут выполнены, таким образом успокоив гражданское общество в России. Две недели до этого оно кипело от возмущения — по поводу миролюбивых речей ряда российских высоких чиновников, которые, как мантру, повторяли слова о переговорах, и самого переговорного процесса, фактически площадки для информационно-психологического давления на Россию. В предыдущих своих материалах автор этой колонки неоднократно касался этой темы и возмущался вопиющей некомпетентностью российского постнолицего политического официоза в условиях информационной войны. Поэтому рад, что речь президента России во вторник — в совокупности с агрессивными высказываниями на Восточном Александра Лукашенко — восстановили боевой настрой российского общества. Тем более, что Путин добавил, что именно к мнению людей, поддерживающих СВО, он и прислушивался. 
 
Справедливости ради — прислушаться российскому руководству пришлось не только к российскому гражданскому обществу, но и к объективно сложившимся обстоятельствам. Сначала последовала медийная провокация в Буче, состряпанная украинской и западной пропагандой. И, как мы и предполагали в одном из предыдущих материалов, она стала не последней. За ней последовала ещё более кровавая акция в Краматорске в субботу, где украинцы ударили «Точкой-У» по большому скоплению людей на вокзале. И, разумеется, попытались свалить это на российскую сторону. 
 
Однако сделали они это настолько топорно, что их разоблачила даже абсолютно проукраинская и антироссийская британская вещательная корпорация BBC. Зафиксировавшая то, что серийные номера на обломках ракеты мало отличаются от другой, выпущенной украинской армией (принадлежность последней ракеты ВСУ не отрицало). Взяли они эту информацию из российского телеграм-сектора и российских СМИ, осознавая, что в этот раз получилось уж слишком неправдоподобно (плюс к аляповатому фейку в Буче). А западная пропаганда очень хорошо усвоила заветы Геббельса: «Не лги, если есть угроза разоблачения». Однако и другого принципа геббельсовской пропаганды — «большая ложь должна содержать зерно правды» — западная медиамашина придерживается неуклонно. Поэтому справедливые материалы и являются лишь каплей в океане лжи. 
 

Всё для медийного эффекта. А он может перейти в военный.  
 
 
Медийные провокации сопровождаются регулярными обстрелами приграничных с Украиной областей — Белгородской, Курской, Брянской. По поводу обстрелов Воронежской области ходят только слухи, официально не подтверждённые, но общей картины это не меняет. Украинские войска постоянно делают огневые вылазки на российскую территорию. Конечно, военное их значение минимально (попытка оттянуть внимание российских сил с харьковского фронта с целью замедлить наступление от Изюма на Славянск и Барвенково). Главным является медийный эффект — акции на российской территории приводят украинский электорат в восторг. Особенно три вчерашних обстрела — Брянской и (дважды) Белгородской области, которые были прямым вызовом российскому Минобороны, заявившему, что диверсии приведут к ударам по «центрам принятия решений», включая таковые в Киеве. 
 
Надо понимать, что украинская армия будет постоянно воевать в режиме провокаций и специальных эффектных акций, рассчитанных на создание значительного медийного впечатления. Во многом эта тактика похожа на деятельность чеченских боевиков во время войны 1994-96 годов. И это неудивительно — ведь инструкторы у «ичкерийцев» и бандеровцев одни и те же. При всём отличии тех военных действий от нынешних уместно вспомнить, что в июне 1995 года, когда военная кампания была уже практически выиграна Россией, произошёл теракт банды Басаева в Будённовске, который произвёл на российское общество шокирующее и удручающее впечатление. Огромные жертвы среди заложников, неуклюжая беседа по телефону с Басаевым Черномырдина и то, что большинству бандитов дали уйти в Чечню. Именно за этим последовали бесконечные переговоры, отводы и выводы войск, повторное взятие одних и тех же городов, ещё один крупный теракт банды Радуева в Первомайске, Яндарбиев за одним столом с Ельциным в Москве и, в конечном итоге, чудовищное предательство в Хасавьюрте, которое потом пришлось исправлять во второй чеченской войне. 
 
Пока украинцы в провокациях, в основном, действуют по принципу: «бей своих, чтобы чужие боялись». Буча и Краматорск находятся под их контролем. В случае с Краматорском вообще всё понятно: этот город благосклонно принял создание ДНР в 2014 году, и укронацисты и дальше будут использовать гражданское население там как пушечное мясо и живой щит — по примеру Мариуполя и Харькова. Однако нет сомнений, и украинские вылазки на приграничные территории это подтверждают, что при случае бандеровцы постараются организовать в России более крупный и значимый теракт. С целью запугать население и помочь «партии слива» в Москве. Конечно, сейчас не 1995 год, тогда либеральные СМИ стреляли в спину российской армии, и кампания в Чечне не имела столь грандиозной поддержки, как сейчас на Украине. Были тому и объективные причины — непопулярность ельцинской власти и куда меньшее разочарование от стремления ичкерийских бандитов к независимости от Москвы, чем, скажем, отделение Украины в 1991 году. Да и спецслужбы работают на гораздо более высоком уровне.
 
Однако в условиях, когда либеральные СМИ, стреляющие в спину российской армии, сейчас по большей части нейтрализованы, а возвращение контроля России над исконно русскими землями воспринимается обществом благосклонно, провокационные спецоперации укронацистов и их западных хозяев будут иметь особый эффект и особое значение — для подрыва боевого духа российского общества и поднятия «волны перемог» на Украине. Учитывая, какие помощники у украинцев есть в гнилой части российской элиты, такой эффект может только усиливаться. А «партия слива» может воспрянуть духом. Пока вылазки ВФУ вызывают у российского гражданского общества к бандеровцам только дополнительную ненависть, но, если это будет продолжаться долго и только усиливаться, вопросов к российской власти неизбежно будет всё больше. Как уже сейчас возникают они, например, по поводу того, почему ВС РФ полностью покинули Сумскую область, не обеспечив буферной зоны и сделав возможными обстрелы приграничных территорий. Или по поводу потери флагмана Черноморского флота, крейсера «Москва» (какими бы причинами это ни было вызвано). И в этом, конечно, один из замыслов Запада и марионеточного киевского режима. 
 
Выход один — победа. Рекомендации по улучшению информационно-психологического сопровождения спецоперации: 
 
Можно лишь ещё раз повторить очевидное, что, как для российской власти, так и для российского общества — есть только один выход из военной компании — решительная и убедительная победа. Сейчас у людей в нашей стране есть запрос на ужесточение операции и более быстрый успех. При этом понятно, что скорого решения главной нынешней стратегической задачи — разгрома донбасской группировки противника — ждать не приходится. Это кропотливая работа. Хотя сегодня пришла информация о взятии здания администрации стратегически важного населённого пункта Попасное в ЛНР. Надеемся, конечно, что после окончательного освобождения Мариуполя и замыкания донбасского котла (видимо, по глубине Барвенково — Гуляй-Поле — Курахово) вопрос этот будет решен как можно быстрее. Но объективные факторы не позволяют говорить о конкретных сроках — это вредно и контрпродуктивно. 
 
Поскольку разгром донбасской группировки ВСУ — дело не быстрое, можно дать определённые рекомендации по информационному сопровождению дальнейшего ведения кампании на Украине. Советов военным по тактике и конкретным методам ведения операции на Донбассе я, понятно, давать не могу — не обладаю достаточной информацией. А вот двадцатипятилетний опыт научного и прикладного анализа автором данной колонки медиавойн в период подобных современных вооруженных конфликтов (Вьетнам, Мальвинские острова, Ирак, Сирия, Ливия, Афганистан, Югославия, войны в Латинской Америке и Африке) подсказывает, что для правильного информационно-психологического обеспечения СВО на Украине очень желательно принять следующие меры. Понятно, что только словами они ограничиваться не могут.  
 
1. Интенсификация ударов высокоточным оружием по медийно значимым объектам в крупных городах — прежде всего в Киеве, Днепропетровске и Львове. Нельзя стесняться бить по административным зданиям — они в условиях вооружённого конфликта стали законными военными объектами. Как показывает опыт Белграда, Ниша, Нови-Сада, Крагуевца и других югославских городов в 1999 году, очень высокий боевой дух населения в начале агрессии НАТО постепенно падал по мере разрушения зданий, особенно информационно значимых. Уменьшалась моральная способность к сопротивлению. Что во многом и позволило Западу в конечном итоге продавить подписание президентом Милошевичем невыгодного Югославии «плана Ахтисаари» и выполнить цели операции. 
 
2. Второе связано с первым. Необходимо уничтожение транспортной инфраструктуры на западе Украины — железных и автомобильных дорог, мостов. По нормам МГП они напрямую военными объектами не являются, но имеют статус стратегического объекта. И если их разрушение вносит значительный вклад в военное преимущество и не ведёт к гуманитарной катастрофе, то они будут законными целями. Здесь важно, насколько разрушение может помешать противнику в его военных целях. Западные страны собираются поставить Украине огромное количество оружия (речь уже идёт о тяжёлой бронетехнике, дальнобойной артиллерии, ОТРК, ПКР, управляемых летальных снарядах), не оставляя сомнения в том, что транспортные коммуникации (пути доставки) необходимо выводить из строя. Иначе потом для нас могут стать привычным делом обстрелы Воронежа.
 
К слову, США и союзники по НАТО в 1999 году бомбили мосты, железные и автомобильные дороги в первую очередь, хотя они практически никакой военной угрозы не представляли. Но, может быть, это во многом и привело к тому, что американцам в итоге не пришлось проводить в Югославии наземную операцию. В первые же дни военных кампаний в Ираке и Афганистане также уничтожались мосты и дороги. И опять же о психологии. Известно, какое удручающее впечатление на югославов произвели четыре разбомбленных моста в Нови-Саде и многочисленные транспортные коммуникации в других частях страны. И, наоборот, какое воодушевление красочные кадры бомбёжек Югославии, Ирака, Афганистана вызывали у западного обывателя. При этом каждый день необходимо подчёркивать, что удары по значимым инфраструктурным объектам будут только интенсифицироваться. Это необходимое условие для оказания серьёзного психологического давления на противника.  
 
3. Прекратить любые речи о переговорах с украинской стороной и по факту полностью прервать всякие переговорные процессы, кроме обмена пленными. Дать понять, что разговоры возможны только о полной капитуляции. Не может быть больше и речи о миролюбивых заявлениях российских высокопоставленных чиновников. В военное время особенно проявилась некомпетентность российской бюрократии в сложных условиях и её фундаментальный принцип — система может простить тупость, но не непослушание.
 
К сожалению, на днях опять последовала очень неуклюжая фраза — на этот раз от спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко, которая заявила, что в России не делают гвозди и призвала бизнес заняться этим. На что работники НЛМК ответили ей постом в соцсетях, где напомнили, что производят 3000 тонн гвоздей в год. Но, увы, фразу Матвиенко украинская пропаганда уже успела использовать по полной программе. Дескать «русские даже гвозди не умеют делать, какая у них тогда военная техника». Не совсем понятной в связи с весьма нейтральной ситуацией на фронте последних недель выглядит и сегодняшняя фраза сенатора от «Единой России» Климова о том, что спецоперация на Украине «скоро закончится, мы не собираемся её растягивать». Правила военной пропаганды требуют не называть конкретных сроков завершения и говорить вместо этого: «Операция продлится столько, сколько потребуют поставленные цели».   
 
Украина и Запад дали России все возможности ужесточить военную операцию. Жестокое обращение с военнопленными, обстрелы жилых кварталов на территории России, ДНР и ЛНР, кровавые медиапровокации. Мягкотелость привела к тому, что на Западе уже стали поговаривать о возможности Украины одержать победу. Чего в первые дни военной операции не было и в помине. Поэтому так и активизировались западники в вопросах поставок оружия. 
 
К несомненным успехам российской пропаганды на этой неделе стоит отнести то, как была обыграна массовая сдача в плен украинских морпехов в Мариуполе. Был реализован дискурс неизбежности поражения ВФУ в этом азовском городе и бесполезности сопротивления в дальнейшем. Это при вежливом обращении с военнопленными. Автор ни в коем случае не призывает уподобляться американцам в бесчеловечных методах ведения военных действий — последними примерами которых являются ковровые бомбардировки Ракки в Сирии и Мосула в Ираке. Однако уже очевидно, что ужесточать военную операцию жизненно необходимо. Как жизненно необходима России и победа в СВО. 
 
Ночные удары по военным объектам в Киеве, Житомире, Николаеве, Харькове, других городов — с большой интенсивностью, которой не было две недели, дают надежды на дальнейшие правильные военно-политические решения российского руководства. Хотя это и не обещанные удары по «центрам принятия решений». 
 
Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.
 
Фото – личный архив автора.