Для оптимальной работы интернет-издания 36on.ru и его регулярного обновления мы используем cookies (куки-файлы) и сервис сбора и статистического анализа данных «Яндекс.Метрика» Продолжая оставаться на нашем сайте, вы соглашаетесь на использование куки-файлов и сервиса сбора статистики «Яндекс.Метрика».
Подробнее
Военкор и волонтер Татьяна Круглова о гумпомощи, поиске и спасении людей в ДНР
Степи современного Донбасса полны разных историй и интересных людей. Об одной из живых легенд расскажем в этом интервью. В поисках пропавших людей по передовой ДНР катается девушка по имени Таня с зелеными волосами и холодным огнем в глазах.
1703
Поделиться с друзьями
Татьяна Круглова – бесстрашный военкор, волонтер, гуманитарщик, поисковик, с одного из шевронов которого улыбаются стародиснеевские «Чип и Дейл». Девушка каждый день в разъездах по передовой.
 
 
– Как давно ты занимаешься волонтерством и военкорством?
 
– Военкорством занимаюсь с начала спецоперации, а волонтерством – с 2015 года.
 
 
– Расскажи о своем пути – как ты к этому пришла, почему не осталась в стороне?
 
– Сначала я познакомилась с гуманитарщиками, которые возили сюда помощь, и помогала им. Потом, как здесь говорят, «вписалась в эту движуху» и стала ездить на «передок» вместе с ними. Потом они уехали и оставили на меня свои функции. Условно говоря, они привозили сюда 15 тонн груза, я забирала его на складе, брала машину и развозила гуманитарку по адресам. Тогда у нас были направления Горловки, Дебальцева и Новоазовска. Моими задачами были: собрать машину, адресно доставить, сдать отчетные документы и вернуться обратно в Донецк. Я здесь жила, у меня была возможность помогать, и почему бы и нет?
 
 
– Что тобой движет в этой помощи? Много людей уехало в Россию, а ты нет: раз – и на «передок».
 
– Пожалуй, скажу так: «Никто кроме нас, с фига ли мы?» (заливатеся типичным адреналиновым смехом). Слушай, а кто еще, если прям серьезно? У меня есть боевой опыт – я попадала под обстрелы, я знаю, куда и как можно заехать, куда не стоит заезжать, я знаю, как ориентироваться на блок-постах, я в основном ориентируюсь на военных, и это правило не изменилось. У меня есть опыт и знания, и я могу заехать глубже, куда не заезжает большая колонна, и узнать, что нужно. Могу проскочить одной маленькой машинкой туда, куда большая колонна не заедет. В том же Мариуполе бегаю без бронежилета – он там не везде нужен, но, если что, он всегда лежит в багажнике. Мы заезжаем в опасные места, решаем задачи по раздаче гуманитарки, поиску людей и сбору информации о том, что мирным людям нужно, и быстро уезжаем.
 
 
– Твой шеврон «Слабоумие и отвага» с Чипом и Дейлом – почему ты его носишь? Он сразу привлек мое внимание, сам раньше с таким ходил.
 
– Это шеврон спецкора ФАН Кирилла Романовского. Мы с ним познакомились в 2015 году. Он как-то говорит: «Они в Ростове продаются, их там много». Я ответила: «Ты, конечно, молодец, но в Ростов я выехать пока не могу, а ты можешь. Подгони шеврон». И он отдал мне. Этот шеврон ношу с 2015 года – у меня он кочевал с кителя на китель, с рюкзака на рюкзак, он со мной постоянно. Во-первых, он описывает меня по большей части и как бы символизирует отсутствие инстинкта самосохранения. Во-вторых, Кирилл – очень крутой человек, очень крутой военкор. Мне проще перечислить страны, где он не был, чем наоборот. Но в силу обстоятельств он пока не может работать по специальности. Мы с ним как-то встретились в Москве, и он пошутили: «Пост сдал – пост принял». И теперь, пока он не может, я буду здесь работать вместо него.
 
А насчет «Чипа и Дейла» расскажу сегодняшний эпизод: по дороге из Мариуполя заехали в один освобожденный поселок, чтобы вывезти семью в Донецк. Говорю: «У вас 10 минут на сборы». В ответ дедуля: «Я только картошку посадил, куда я поеду?». Предлагаю ему сказать это своей дочери по телефону, протягиваю трубку и тут метрах в пятистах начинает прилетать. Время на сборы тут же сократилось до пяти минут: деньги, документы, телефон. Собрались, погрузились и уехали.
 
 
– К делам не менее тяжким. Идут боевые действия, дома разрушаются, люди погибают. Как, на твой взгляд, сейчас ситуация с гуманитаркой в ДНР? Что нужно людям и чем лично ты в этом плане им помогаешь?
 
– Кроме того, что здесь работают крупные российские фонды, здесь есть помощь от МЧС ДНР и РФ, и от «Единой России» в том числе. Гуманитарная помощь здесь есть, но в нее входят стандартные основные наборы: тушенка, крупы, сахар, мука, по-моему, масло, средства гигиены и так далее. Этот список можно уточнить. Но я занимаюсь немножко другим – работаю по ситуации. Если на месте уже налажена полевая кухня, то та же тушенка там не нужна, так как она будет в сухпайках от больших фондов. На передовую мирным жителям нужно передавать, например, сигареты, а курящих много, мясо сырое замороженное, чтобы люди смогли его приготовить. Когда я еду в тот же Мариуполь, всегда беру с собой те же 3-4 пачки сигарет. Их активно стреляют – когда человеку протягиваешь пачку, он берет оттуда одну сигарету и пытается вернуть обратно, и очень сильно удивляется, когда оставляешь всю пачку: «Это все мне?...». Улыбается и говорит, что теперь он самый богатый на районе. Еще здесь очень нужны женские средства гигиены – те же прокладки и тампоны. Сюда редко возят детские игрушки. Поэтому всегда беру с собой несколько игрушек, на случай если встречу детей. И я их, как правило, встречаю. Особенно часто это было в Волновахе. Вот дарю игрушку, через пару дней приезжаю туда, и мне рассказывают, как этот ребенок два дня всем соседям по подвалу прожужжал уши, как ему было мягко и уютно, потому что ему подарили этого медвежонка. Еще ключевым пунктом обозначу медикаменты, так как федеральные фонды возят основу, но не привозят точечно. Лично у меня адресных списков таких препаратов на нескольких листах.
 
 
– Какие это медикаменты в основном? Инсулин?
 
– Инсулин он разный, и я в нем не понимаю, поэтому диабетиков мне проще вывезти до больницы. Одну бабушку я так уже вывозила. Здесь проблема с противоэпилептическими препаратами – у нас их сложно найти, для ребенка я находила их только в одной аптеке. Если раньше люди жили в подвалах и им нужны были противопростудные, то сейчас они уже выбираются из-под земли и уже больше нуждаются в сердечных препаратах, лекарствах от давления, кроворазжижающих, обезболивающих, средствах от ревматизма и болей в суставах.
 
 
– Ты еще занимаешься поиском людей – что это, как это?
 
– На телеканале «Звезда» есть проект «Мы живы». В редакции для связи есть почта и телефон, где люди оставляют заявки. Оттуда мне приходят ФИО, телефоны и адреса. Бывает сложно работать, когда в адресе указан только номер дома, но без квартиры и даже без номера телефона. Поэтому обращаюсь к читателям портала 36on.ru: «Господа, если ищите у нас кого-то из близких, пожалуйста, во всех заявках оставляйте номера своих телефонов, особенно если вы из России (на Украину я не могу позвонить), если в той местности есть связь – могу приехать к вашим близким и позвонить вам».
 
У меня есть карта, на которой около двухсот точек, где каждая точка – это человек или семья. Как это происходит: приезжаю на место, если у меня есть адрес с указанием квартиры, то иду сразу в квартиру, если нет квартиры, то начинаю узнавать по соседям. Но бывает так, что никто не знает фамилии человека, которого ищем, в этом случае во дворе начинаю орать фамилию. Таким образом я дважды находила людей. Для этого у меня есть очень хороший громкий голос (спецкоры 36on.ru это подтверждают – видели и слышали в работе, – прим. ред.). 
 
 
– Сколько людей ты нашла хоть примерно? Понимаю, что в этих условиях всех не запомнишь.
 
– За последние два месяца я нашла, наверное, около пятидесяти человек. Кого-то я нахожу от «Звезды», а кого-то прямо на местности – люди подходят, спрашивают, где я езжу, и таким образом иногда находят своих близких. А бывает, мне в телеграмм пишут просьбы кого-то найти. Да, где-то пятьдесят человек я уже нашла.
 
– Как с тобой можно связаться тем, кто ищет своих близких?
 
– Для этих целей у меня есть телеграм-канал https://t.me/misstanita, и в нем аккаунт, по которому можно со мной связаться. Я ничего обещать не буду, но очень постараюсь помочь.
 
 
Фото и видео - Кирилл Нестеров. Монтаж - Виктория Кутузова.
 
Читайте также: 
Командировка в Донбасс: освобождённый Мариуполь пытается ожить
Автор: Кирилл Нестеров