Для оптимальной работы интернет-издания 36on.ru и его регулярного обновления мы используем cookies (куки-файлы) и сервис сбора и статистического анализа данных «Яндекс.Метрика» Продолжая оставаться на нашем сайте, вы соглашаетесь на использование куки-файлов и сервиса сбора статистики «Яндекс.Метрика».
Подробнее
Донбасс: весеннее наступление с надеждой на убедительную победу
Колонка Владимира Сапунова по итогам поездки в зону боевых действий.
1149
Поделиться с друзьями
Предлагаем читателям аналитический материал автора постоянной колонки в нашем издании, доктора филологических наук, профессора Владимира Сапунова, только что вернувшегося из Донбасса после трёх недель командировки в зону вооружённого конфликта в качестве специального корреспондента 36on.ru. 
 
 
1. Начнём с ситуации на фронте. Последние две недели стали, пожалуй, самыми успешными для союзных войск с начала военной спецоперации ВС РФ на Украине 24 февраля. Сравнить их по успешности можно разве что с двумя  первыми неделями СВО.
 
Не случайно 7 мая, находясь в Мариуполе, мы с коллегами-журналистами и военными ДНР так радовались взятию стратегически важного населённого пункта Попасная в Луганской Народной Республике. После этого события начал распускаться так называемый «цветок Попасной» — ВС РФ совместно с силами Народной милиции ЛНР и ДНР начали масштабное наступление во все стороны от освобождённого города. 
 
Уже взят Светлодарск и более мелкие населённые пункты возле него, что ознаменовало конец «Светлодарской дуги», которую ВФУ укрепляли 7 лет после подписания вторых минских соглашений. На днях должен быть освобождён Красный Лиман, открывающий дорогу на Святогорск. Идёт наступление на укрепрайон противника Горское-Золотое и в направлении Соледара и Артёмовска (Бахмута). Дорога Бахмут-Лисичанск находится под частичным огневым контролем союзных сил, а если сегодняшние сообщения о взятии Белогоровки подтвердятся, то это будет означать, что дорога перерезана. Взятие села Тошковка открыло дорогу на Лисичанск.  Выбранная тактика «мелких котлов» позволила значительно приблизиться к важнейшей цели — окружению группировки ВФУ в укрепрайоне Северодонецк-Лисичанск. 
 
А по завершении практически неизбежного окружения киевское командование будет решать — превращать ли этот район в Мариуполь-2 и воевать там в котле вопреки всем правилам военного искусства или сдаться. Участь бесславно сдавшихся в плен вояк «Азовстали» или их коллег, которые сгинули при осаде Мариуполя. Выбор плохой, но он есть. Нет сомнений, что  выход на свет сидельцев подвалов и катакомб «Азовстали» подорвал боевой дух ВФУ. Тут, как в анекдоте, жалуйся хоть Папе Римскому, хоть в жюри «Евровидения», результат будет один — поражение. 
 
 
Хотя фронт украинской армии в Донбассе трещит по швам, полный разгром донбасской группировки противника потребует времени. Если силы ВФУ в районе Северодонецка-Лисичанска всё же решат продолжать сопротивление, задача будет непростой, поскольку Лисичанск более чем на 200 метров выше, чем Северодонецк. И взятие второго без первого приведёт к тому, что ВФУ смогут обстреливать наши войска с командных высот. А наличие большой промзоны поможет противнику воевать достаточно долго, тем более что он наверняка снова будет использовать тактику «живого щита», прикрываясь мирными жителями, как в Мариуполе. Всего этого может и не быть, если украинские войска в этом районе (там скопилась группировка в 10-15 тысяч человек) сдадутся в плен. Варианты возможны и на тему, когда они это сделают. И как сделают. Например, без приказа Киева.  
 
Завершающим аккордом битвы за Донбасс — ключевой для второй фазы СВО — должен стать разгром украинской группировки в районе Славянск-Краматорск. Если не будет приятного форс-мажора, то всё это затянется примерно до конца лета. В случае ожесточённого сопротивления противника может длиться и дольше. Очевидные уже проблемы ВСУ и нацбатов с вооружением и снабжением, о чём свидетельствуют и истеричные требования к Западу киевских чиновников ускорить поставки оружия, могут приблизить конец.
 
Впрочем, возможны и варианты. Например, окружение крупных группировок ВСУ в Донбассе и отработка по ним артиллерией и авиацией, подготовка к штурму или угроза им и наступление на других участках — на Запорожье или на Николаев. По классике желательно, конечно, сначала разгромить донбасскую группировку, но возможности для наступательного творчества в условиях  окружения войск противника в ДНР вполне реальны. Не надо ведь забывать ещё, что надо освобождать серьёзнейшие укрепрайоны в Марьинке и Авдеевке — что даст возможность отвести от Донецка угрозу артобстрелов. Пока всё идёт к тому, что в планах Генштаба завершить дела в Донбассе, а потом двигаться дальше. Но, повторим, это не единственный вариант наступления. И это очень хорошо. 
 
 
2. Настроения на донбасском фронте. Сразу скажем, что боевой дух военных ДНР и ЛНР является очень высоким, в конечной победе никто не сомневается. Разговоров о том, что кто-то устал от военных действий, нет. Все чётко понимают задачу освободить свой край от укронацистов и идти дальше. У бойцов есть опасения, что после освобождения Донбасса их могут остановить чиновники и дипломаты в Москве, но они надеются, что такой глупости не случится.  В основном, настроения довести дело до полной капитуляции Киева. Расходятся только в том, стоит ли ограничиться территорией Новороссии или надо гнать противника до Польши.
 
Тем не менее, в рассуждениях бойцов присутствует здоровая критика. Это касается главным образом первого месяца СВО, когда Народная милиция   обеих республик испытывала проблемы со снабжением — оружием и экипировкой. Это вело к тому, что противник имел в этом превосходство. Сейчас  снабжение наладилось — и бойцы республик уже практически ничем не уступают российским военным. Но всё равно остаётся потребность в нелетальном оружии — приборах ночного видения, тепловизорах, оптических приборах наблюдения, квадрокоптерах. А также в бронежилетах и кевларовых касках.  Поэтому бойцы на передовой очень радуются, когда получают соответствующую помощь из России. Особенно адресную
 
Всеобщая мобилизация привела к тому, что на фронт попали плохо обученные и необученные солдаты, которые представляли зачастую бóльшую проблему для собственных командиров, чем для противников. Отмечается, что при всей высокой боеспособности основных частей ДНР и ЛНР российские командиры и корректировщики артогня значительно повышают эффективность местных войск. Неудовольствие вызывают «лобовые атаки» на укрепрайоны. Что ведёт к необоснованным жертвам и увечьям. Хорошо, что и в этом плане очевидны улучшения — сейчас Авдеевку с мощным укрепрайоном противника пытаются обойти с флангов, оставив планы атак «в лоб». Вообще, тактика «жалеть солдат» — один из краеугольных камней всей российской СВО. Жаль, что в Донбассе в первые дни военных действий она не всегда соблюдалась.
 
 
3. Жизнь мирных граждан. В освобождённых городах ДНР жить людям сейчас очень тяжело — особенно это касается Мариуполя и Волновахи. В «городе Марии» разрушено около 80% жилого фонда, нет ни воды, ни света, ни газа. Жители постоянно жалуются на нехватку продовольствия, сладостей для детей. Сигареты превратились в роскошь. Граждане лишены связи, не могут связаться с родственниками и узнать последние новости. Проблемы в основном носят объективный характер. После сдачи в плен нацбата «Азов»* и других подземных обитателей «Азовстали» Мариуполь оказался в глубоком тылу (около 100 километров на север), и теперь работы по налаживанию централизованного водоснабжения и подаче электричества, газификации интенсифицируются. В отдельные районы уже подали свет, обещают начать водоснабжение в ближайшее время.
 
Те же проблемы в Волновахе. Центр города полностью разрушен, воды и света нет. Газификацию начали. Беда в  том, что этот стратегически важный пункт пока полностью тыловым считать нельзя. Что подтвердил обстрел со стороны ВСУ 22 мая, в результате которого погиб один мирный житель и трое получили ранения. 
Тем не менее, местные жители не теряют оптимизма. Хотя у них есть претензии к своему правительству, часто вполне обоснованные — никому и в голову не придёт вспоминать с теплотой об украинских временах. Украина однозначно воспринимается как враг, которого надо победить. Зверства нацбатов и всушников за 8 лет оккупации русских городов сделали такие настроения абсолютно доминирующими.
 
4. Разрушенные здания. Жители пострадавших городов — Мариуполя, Волновахи, беженцы из Рубежного и Попасной подтвердили нам, что ВФУ использовали тактику «выжженной земли». В Мариуполе, покидая кварталы под натиском российских войск и НМ ДНР, укронацисты обстреливали высотные здания из танков, чтобы они не могли использоваться в качестве укрепточек. До этого сами «азовцы»** использовали их именно таким образом, выгоняя жителей из своих квартир и отправляя их в подвалы  под угрозой расстрела. Тех, кто противился, могли и действительно расстрелять. То же самое происходило в Волновахе, Рубежном и Попасной.
 
 
Причём, скажем, в Волновахе уничтожение жилых зданий и социальных объектов  происходило и из абсолютно садистских побуждений — например, городской больницы. Укровояки прямо говорили гражданам: «Когда мы уйдём, мы здесь ничего не оставим». И подтвердили свои слова — покинув город, они накрыли его из РСЗО по пристрелянным позициям. Разумеется, в разрушении города свою роль сыграли и штурмующие, но напомним, что если противник использует гражданский объект в военных целях (например, в качестве огневой точки), он становится законной военной мишенью. 
 
Жители Горловки тоже находятся под постоянными обстрелами, что ведёт к жертвам среди мирного населения и разрушениям. Нынешнее наступление союзных войск по линии Светлодар-Попасная должно отодвинуть украинскую артиллерию от многострадального города. Наступление на Бахмут, помимо, атакующих целей, также будет преследовать задачу снятия полуокружения с крупнейшего города Донбасса. Окончательно решит проблему артобстрелов взятие Дзержинска (Торецка), но это левый фланг горловского фронта, это станет возможно после взятия Новгородского (Нью-Йорка) . 
 
5. В ЛНР наступление идёт пока наиболее успешно, в первые же дни СВО фронт был отодвинут на 50 километров на север от Луганска, теперь вопрос стоит об окончательном освобождении республики от укронацистов. 10 оставшихся процентов под их контролем — это как раз укрепрайон Лисичанск-Северодонецк. Столица ЛНР сейчас в уверенном тылу, круглосуточно есть горячая вода, свет. Но уже в 40 километрах на юго-запад от Луганска, в Алчевске, воду дают раз в день на несколько часов. А звуки канонады являются постоянным спутником жизни горожан. Города ЛНР к югу от Счастья, в основном, не несут таких признаков разрушений, как в ДНР. Однако инфраструктура совсем устарела и нуждается в модернизации. А вот Попасную предстоит отстраивать заново, а Рубежное — практически заново.
 
 
6. Информационный фронт. Министерство информации ДНР выбрало тактику, схожую с российской, — говорить правду. И старается не отклоняться от этой стратегии. Надо отметить, что, хотя в гостинице в центре Донецка рядом с нами проживало немало западных журналистов, некоторые крупнейшие мировые СМИ аккредитации в ДНР не имеют. Кто-то сам не подаёт заявок, а кому-то аккредитацию не дают по причине испорченной лживыми материалами из региона репутацией. Так или иначе, мировые СМИ находятся в определённом вакууме, не зная о реальной ситуации на Донбассе. Что сами откровенно признают — и что побудило их  с интересом читать материалы 36on из зоны вооружённого конфликта. А BBC World Service —  и взять интервью у автора этой колонки.
 
Подводя промежуточный итог трёх месяцев СВО сквозь призму событий в Донбассе, констатируем, что жители региона, как воюющие, так и мирные граждане, ждут победы — решительной и убедительной, — которая положит конец их восьмилетним тяготам и жизненным трагедиям. О том, чтобы СВО закончилась дипломатическим путём, тут и речи не ведут — требуют только наступления до капитуляции Киева. Люди ни в коем случае не хотят, чтобы вооружённый конфликт закончился только освобождением Донбасса. В этом их мнение совпадает с позицией подавляющего большинства россиян, но выражено более рельефно. Люди твёрдо выбрали своё будущее — вернуться в Россию. И надеются, что Москва их не подведёт. Ведь в Донбассе живут такие же русские люди, как и в Воронеже. 

*«Азов» — запрещенная в РФ экстремистская организация.
** «Азовцы» — члены запрещенной в РФ экстремистской организации.
 
Фото – Кирилл Нестеров.
 
Все публикации спецкоров 36on из ДНР и ЛНР можно найти здесь – Командировка специальных корреспондентов 36on в Донбасс