Для оптимальной работы интернет-издания 36on.ru и его регулярного обновления мы используем cookies (куки-файлы) и сервис сбора и статистического анализа данных «Яндекс.Метрика» Продолжая оставаться на нашем сайте, вы соглашаетесь на использование куки-файлов и сервиса сбора статистики «Яндекс.Метрика».
Подробнее
Ножом по сердцу: как прошла апелляция по делу о ДТП в Краснолесном
Речь адвоката Романа Звонова довела до слез отцов погибших мальчиков.
15464
Поделиться с друзьями
13 марта Воронежский областной суд рассмотрел сразу три апелляционных жалобы по делу Романа Звонова, погубившего в ДТП в микрорайоне Краснолесный двух подростков – решением суда предыдущей инстанции остались недовольны все участники событий: и родители мальчиков, и сторона обвинения, и сторона защиты. Однако для отцов 16-летних Саши Бокарева и Паши Попова слушания стали очередным испытанием – высказываясь о причинах трагедии, адвокат осужденного, как заметил судья, продемонстрировала недопустимое поведение.

Саша Бокарев и Паша Попов.
 
О том, как проходило рассмотрение апелляционных жалоб, читайте в нашем материале.

 
Вернуть «пьяную» статью

 
Судья Андрей Новосельцев первой рассмотрел апелляционную жалобу на приговор Железнодорожного райсуда гособвинителя Евгения Бутырина. Прокурор настаивал на том, что при вынесении решения первая инстанция «необоснованно исключила квалифицирующий признак – совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения». Сотрудник надзорного ведомства сослался на показания свидетеля, сообщившего, что в день аварии он вместе со Звоновым выпил 0,7 литра виски на двоих. Заслушивались показания и других очевидцев, подтверждающих, что водитель был нетрезв.
 
 
– Это обстоятельство полностью установлено и является тем моментом, на который нужно акцентировать внимание. Нельзя упрекнуть суд в том, что он не тщательно и не все исследовал. Но вывод, мы считаем, сделан был неверный. В связи с этим была избрана соответствующая мера наказания, – заявил Евгений Бутырин.
 
Он попросил переквалифицировать статью на «пьяную» и назначить Роману Звонову наказание в виде 8 лет 7 месяцев лишения свободы в колонии общего режима с лишением прав на 3 года.

 
«Я был совершенно трезв»

 
С позицией прокурора согласились потерпевшие и их адвокат Григорий Глазунов. Считающий себя невиновным Роман Звонов вышел на связь из сызранского СИЗО. Он попросил отклонить жалобу гособвинителя.
 
 
– Перед аварией, за 15 минут, меня останавливали сотрудники ГИБДД. Я был совершенно трезв! – заявил осужденный.
 
Его адвокат Светлана Мекеда обратила внимание суда на то, что «апелляционное представление основано на недопустимых доказательствах – показаниях свидетелей» и  «ни следствием, ни судом не было установлено, в каких пропорциях употреблялись спиртные напитки, и употреблялись ли они вообще». По ее мнению, медики, оперировавшие глаз Звонову, могли бы взять кровь для исследования на состояние алкогольного опьянения, если бы у них на то было основание. Однако материалов об этом в деле нет.

 
«Назначить максимальное наказание»

 
Второй апелляционной жалобой, рассматриваемой судьей Андреем Новосельцевым, стало обращение адвоката потерпевших Григория Глазунова. Он попросил переквалифицировать уголовное дело с части 5 на 6 статьи 264 УК РФ и увеличить осужденному размер наказания – «назначить максимально возможное по этой статье».
 
 
Прокурор Евгений Бутырин поддержал заявление и добавил, что не согласен с замечанием Светланы Мекеды:
 
– Если человек скрылся с места ДТП и не прошел медосвидетельствование, то его надо считать лицом, совершившим преступление вне состояния алкогольного опьянения? Но ведь это же не так! Напомню, что Звонов сначала пришел домой, потом ему оказывалась помощь. Но когда? Он из дома скрылся в лес, там его задержали. Времени прошло очень много! А ведь алкоголь в организме перерабатывается... Когда ему оказывалась медицинская помощь, наверное, уже никто не думал, что нужно брать кровь на исследование, так как необходимо было спасти глаз! Поэтому и получилась такая досадная ошибка, что его своевременно не освидетельствовали. Теперь он этим активно пользуется и пытается уйти от ответственности.
 
 
«Более чем цинично»

 
Естественно сторона защиты и Роман Звонов высказались против удовлетворения жалобы представителя потерпевших. Далее суд выслушал мнение адвоката Светланы Мекеды. Приводим ее речь почти полностью:
 
– Готовясь к судебному заседанию, я планировала достаточно коротко выступить, но в свете продолжающихся жалоб в отношении Звонова и различных публикаций в СМИ, которые, на мой взгляд, совершенно недостоверно освещают возникшую ситуацию, я наверное, остановлюсь более подробно на своем мнении по поводу того, как данное уголовное дело расследовалось, и каким образом расследование завершилось.
 
Предметом рассмотрения уголовного дела стало ДТП, которое случилось в 2015 году. Оно произошло с участием двух водителей. Один из них Звонов, который управлял автомобилем, второй водитель – Попов, который управлял мотоциклом. И когда речь идет о моральной составляющей уголовного дела, то, в первую очередь, у всех возникает ощущение соболезнования, сострадания потерпевшим, которых в настоящий момент представляют отцы погибших ребят. Но это же не может превратиться в какую-то спекуляцию, недостоверное и неточное воспроизведение материалов дела.
 
Такое ощущение, что только сторона защиты видела постановление о прекращении уголовного дела в отношении водителя Попова в связи с его смертью. В его действиях было установлено нарушение правил дорожного движения, которое, в том числе способствовало данному ДТП. Поэтому, на мой взгляд, если бы водитель Попов остался жив, он бы находился на скамье подсудимых рядом со Звоновым. Поскольку тяжкие последствия возникли в результате данного ДТП, в том числе и для моего подзащитного Звонова.
 
Но, тем не менее, следствие пошло по другому пути, поскольку изначально потерпевшие начали активно продвигать позицию в прессе, где уже практически на следующий день ему было повешено клеймо «убийцы детей». И это продолжается даже после приговора суда. Но Звонов осужден не за умышленное преступление – «убийство двух лиц», а за неосторожное преступление, котором, я еще раз подчеркну, виноват еще один водитель.
 
 
«...»
 
Если бы водитель мотоцикла обладал правами, достиг совершеннолетнего возраста, двигался в соответствии с требованиями закона, соблюдая правила дорожного движения, данного столкновения вообще бы не произошло. 
 
«...»
 
На мой взгляд, если преступление имеет место быть в действиях Звонова, то это, конечно, несчастный случай, стечение обстоятельств. И конечно, двое несовершеннолетних на мотоцикле в ночное время ни при каких обстоятельствах не должны были оказаться на проезжей части. 
 
Такой финал по этому делу начался намного раньше – на мой взгляд, с того момента, когда отец Бокарева купил сыну мотоцикл, не озаботившись тем, чтобы он, перед тем как выехать на проезжую часть, получил права, надел шлем. Более того, Бокарев еще и незаконно передал право управления транспортным средством своему приятелю. Мы вообще не знаем, управлял ли когда-либо Попов мотоциклом, почему он выехал именно на проезжую часть, что привело к тому, что они неправильно оценили дорожную ситуацию, не предприняли мер к тому, чтобы избежать столкновения.
 
 
Я прекрасно осознаю, что мои высказывания, наверное, звучат более чем цинично, но я считаю, что моя роль как защитника сводится к тому, чтобы не привести к оправданию виновного человека, а соблюдать его права и интересы в сфере применения к нему закона.
 
Именно поэтому я возражаю против позиции и гособвинителя, и потерпевших о том, что Звонов находился в состоянии алкогольного опьянения, настаиваю на том, что прошло не так много времени для того, чтобы Звонов был освидетельствован. На этой ошибке следствия мы никоим образом не спекулируем. Мы лишь констатируем то обстоятельство, что тот необходимый объем следственных действий, который должен был быть произведен по данному уголовному делу, не был произведен в отношении Звонова.
 
Светлана Мекеда также настояла на выделении гражданского иска, по которому семьям погибших мальчиков Роман Звонов должен выплатить 4 млн рублей морального вреда, в отдельное производство. Она считает, что суд не выяснил степень моральных страданий родителей, потерявших своих детей.
 
Сторона защиты уверена что вина Романа Звонова не доказана ни в ДТП с двумя жертвами, ни в факте пьяного вождения, который был установлен намного позже: «он отказался от освидетельствования только потому, что не сидел за рулем». В связи с этим Светлана Мекеда попросила оправдать своего подзащитного.
 
– Звонов, вы выслушали апелляционную жалобу своего защитника. Что-нибудь дополнить желаете? – обратился судья Андрей Новосельцев к помещенному в СИЗО автомобилисту.
 
– Да, ваша честь, ничего я дополнить не желаю. Как сказал адвокат. Я полностью его поддерживаю, – так, по-простому, ответил Роман Звонов.
 
 
Ножом по сердцу
 
 
Длинное и яркое выступление адвоката вызвало негодование у стороны потерпевших. Адвокат Григорий Глазунов заметил, что обращаясь в СМИ, родители погибших мальчиков защищали свои права, так как следствие шло очень долго. 
 
 
– Что касается гражданского иска, потерпевшие заявили о своих страданиях в суде. Здесь не требуется доказывания переживаний отцов и матерей из-за потери ребенка. Это каждому человеку понятно. Они всегда говорили, что очень страдают. И до сих пор, даже по истечении большого количества времени, рана не зажила. Поэтому считаю, что суд обоснованно на основании исследованных обстоятельств и опроса истцов вынес решение удовлетворить гражданский иск.
 
Судья обратился к отцам. Роман Бокарев не смог сначала произнести ни слова из-за слез, вызванных пламенной речью защитника Звонова, и комка в горле. Михаил Попов несколько секунд стоял перед трибуной, собираясь с силами, чтобы сказать хоть что-то. 
 
 
– Я проживаю в поселке с рождения, знал этого человека постольку-поскольку, пока все эти события не случились. До этого он сбил человека... И за все 4 года с момента ДТП он даже не попытался извиниться. Настаивает на своем оправдании, что он ни в чем не виноват... Но если бы он был не пьяным, и с документами все было в порядке, зачем он тогда убегал?
 
Слова отца одного из мальчишек чем-то задели сидевшую в зале мать осужденного автомобилиста. Она решила высказаться, но ее остановил судья Андрей Новосельцев:
 
– Я вам замечание объявляю. Еще одно выступление, и я вас либо удалю, либо наложу штраф.
 
– По поводу гражданских исков. На чистоту сказать, – продолжил сквозь слезы Михаил Попов, еле собирая слова в предложения. – ... деньги мне эти не нужны. Пусть лучше срок добавят.
 
 
 
«Наши дети были взрослее, чем некоторые»
 
– Наши дети были несовершеннолетние, но  они были взрослее, чем некоторые, которые до сих пор не выросли из детства, – придя в себя, начал выступление Роман Бокарев. – И защитник обвиняемого высказался, что подарить мотоцикл... Мой сын был бы…
 
– Ну, давайте не будем это воспринимать. Я не стал делать никакого замечания защитнику по поводу того, что это некорректно обсуждать, кто кому что подарил... Давайте по поводу жалобы, – утешил отца судья.
 
– Я прошу суд применить максимальное наказание к этому человеку. Я полностью поддерживаю прокурора и своего адвоката. Жалобу защитника считаю необоснованной. Она сварила кашу из топора. Никто не говорит, когда он обратился в больницу… Наезд он совершил 15 числа, а 18 числа попал в больницу. Больше мне сказать нечего.
 
 
 
***
 
Роман Звонов отказался произносить последнее слово, чем немало удивил судью. Вернувшись из совещательной комнаты после судебных прений, он огласил решение. В соответствии с ним, приговор Железнодорожного районного суда был оставлен без изменения. Автомобилист, державший в страхе весь микрорайон Краснолесный из-за своей манеры вождения, и уже устраивавший смертельное ДТП в 2011 году, отправлен в колонию общего режима на 6 лет и 7 месяцев. Вероятно, на этом сторона защиты не остановится и обжалует решение областного суда в кассационной инстанции. 
 
 
Фото - Анна Вотинова.
Автор: Анна Вотинова
ДТП в Краснолесном