Для оптимальной работы интернет-издания 36on.ru и его регулярного обновления мы используем cookies (куки-файлы) и сервис сбора и статистического анализа данных «Яндекс.Метрика» Продолжая оставаться на нашем сайте, вы соглашаетесь на использование куки-файлов и сервиса сбора статистики «Яндекс.Метрика».
Подробнее
Архитектура, которую мы потеряли: что изменилось в Воронеже в 2020 году
Активисты организации «Институт общественного контроля» подвели итоги уходящего года.
3607
Поделиться с друзьями
Конец 2020 года для воронежцев запомнится целой чередой архитектурных скандалов: снос старинного здания хлебозавода №1, варварский капремонт кукольного театра на проспекте, во время которого с фасада здания сбили архитектурную лепнину и опасения по поводу предстоящей масштабной реконструкции Театра оперы и балета. Произошло ли в городе в уходящем году хоть что-нибудь хорошее? Об этом в понедельник, 28 декабря, рассказали представители общественной организации «Институт общественного контроля». 

В рамках встречи активисты постарались вспомнить максимум того, что происходило в Воронеже за последние 12 месяцев, озвучивая как положительные примеры изменения общественных пространств, так и отрицательные. Последних, увы, оказалось больше.

 
Потери года

Самой большой потерей уходящего года стал снос здания хлебозавода №1 на улице Фридриха Энгельса, 88. Осенью стало известно, что бизнесмен Валерий Чеширский почти за 200 млн. рублей продал участок строительной компании «Выбор» Александра Цыбаня. Снос старинных построек XIX века начали в середине ноября. Пока общественность и профессиональное сообщество протестовали, а власти думали – завод был разрушен практически подчистую. Объектом культурного наследия в декабре признали «Комплекс здания паровой мельницы Третьего товарищества». Правда, к этому моменту на месте его остались одни руины.
 
 
История привела к уголовному делу, однако старинный хлебозавод город потерял безвозвратно.  

Не успел стихнуть скандал по поводу хлебозавода, на проспекте Революции начался капитальный ремонт кукольного театра «Шут». Причем начался довольно активно: подрядчик за обещанные за работу 89 млн. рублей сбил архитектурную лепнину и натуральный камень, которым был облицован фасад и пообещал установить новенький вентфасад с керамогранитом. Однако информация быстро просочилась в соцсети и СМИ.  

– Ремонт театра не был согласован с общественностью, авторами проекта и архитектурным сообществом, – отмечает глава Института общественного контроля Вячеслав Минаков. – Сам по себе проект, вернее та открытая часть, в которой идет речь о вентфасаде и керамограните, вызывает много вопросов. Естественно, это привело к скандалу. Позитивным его результатом стало то, что от установки вентфасада, вроде бы, отказались. Кроме того пообещали привлечь авторов проекта к капремонту. Мы в свою очередь будем настаивать на присутствии там общественного совета.

Так театр выглядел до реконструкции
 
Власти пообещали оставить театру исторический облик и привлечь к работам создателей проекта театра.

– Благодаря тому, что на капремонт Кукольного театра было обращено внимание общественности, попечительский совет и главы департаментов Воронежской области провели собрание и высказали намерение рассмотреть другие варианты облицовки фасада. В данный момент выбирается из предлагаемых вариантов согласно планируемому бюджету: натуральный камень или его замена на близкую по фактуре, цвету имитацию в современном исполнении. Каждые 2 недели предполагается проводить собрания и освещение происходящего (предположительно на сайте театра). Было внесено предложение о создании рабочей группы для оперативной доработки чертежей. На встрече присутствовал один из авторов проекта Фролов В. Г. После снятия обшивки обнаружены ранее невидимые трещины в фасадной стене здания, нет перемычек в некоторых оконных проёмах. Должно быть проведено укрепление конструкции. выбирается вариант возможный для выполнения в холодное время года, – написала у себя в Instagram дочь главного архитектора театра Полина Топоева.

Вслед за Кукольным речь заходит еще об одном здании, в котором сейчас идет капитальный ремонт – Дом архитектора на Плехановской. Его внешний облик тоже заметно поменяется: вместо строгой туфовой облицовки фасад оштукатурят, после ремонта он станет светлым. 

Представители института говорят, что давать оценку ремонта рано, итогового результата еще никто не видел. Однако простые горожане менее толерантны, в соцсетях встречаются нелестные отзывы о том, во что превращается Дом архитектора.
 
А таким должен в итоге стать Дом архитектора
 
Еще одна постройка, которую Воронеж потерял навсегда – Дом Вигандтов, расположенный на улице Кольцовской. Здание, в котором когда-то находится цех хлебозавода №4 так и не признали ОКН.
 
– Дом Вигандтов на Кольцовской, 15 – напоминание о красавце католическом костеле (прим. ред. – был построен в середине 1880-х годов, не сохранился, располагался на месте дома №17 по Кольцовской), который стоял рядом. С виду дом непритязательной, но на самом деле это образец видовой исторической застройки, – отмечает краевед и общественный деятель Ольга Рудева. – Это то, что нужно беречь. В здании конца XIX века был хлебозавод, но на охрану он не поставлен. Как и многие ценные здания в нашем городе. С этим надо что-то делать. Любое здание, пережившее войну, заслуживает отдельного внимания.
 
Что удалось спасти
 
Среди положительный примеров реконструкции отмечают Дом Вигеля на улице Вайцеховского. Сейчас в здании разместилась новая онкологическая поликлиника. Постройка пустовала с 1986 года. О том, как теперь выглядит старинное здание внутри и снаружи мы рассказывали в специальном материале.
 
 
Также общественники обращают внимание на качественный ремонт площади Победы, где теперь появилась полноценная смотровая площадка – раньше вид закрывали деревья. 
 
 
В целом в положительном ключе говорят о реконструкции углового дома около «Орленка» на Фридриха Энгельса, 7. Раньше здание относилось к ЮВЖД и было выполнено в едином стиле с управлением. После реставрации цвета построек отличаются, однако в целом это выглядит довольно гармонично.
 
Качественно отремонтировали дом №4 по улице Чайковского. Общественники обращают внимание: ради достойного результата там несколько раз меняли подрядчика.
 
В городе становится меньше зеленых зон
 
А вот сам «Орленок» раскритиковали из-за озеленения.

– Раньше это был очень зелёный парк, полностью огороженный деревьями от города.  Ремонт «Орленка» еще не закончен, но посмотреть как было и как стало можно уже сейчас. Особенно если смотреть сверху, становится ясно, чтоу  нас образовалась огромная локация, где деревьев нет. И таких зон хватает. Почему много деревьев было вырублено? Были ли они аварийными? Вот пока мы стопроцентных доказательств этого не получим, будем считать что из «благоустройства парка «Орленок» слово «парк» можно вычеркнуть, – говорит Минаков.

 
Кстати, прогуляться по Орленку можно будет только весной. Сроки завершения работ несколько раз меняли. Летом мэрия расторгла договор с одним подрядчиком – у компании на фоне пандемии возникли финансовые проблемы. В итоге обещали открыть парк не 1 сентября, а в ноябре. Но и этого не произошло. 

Кстати, озеленение города у общественников в целом вызывает большие вопросы. Так, вспоминают, что еще в начале 2020 года на проспекте Революции началась санитарная вырубка деревьев. Активисты опасаются, что при последующем благоустройстве улицы могут вырубить и остальные растения. Не потому что они аварийные, а чтобы добиться единообразия. 

 
Также обращают внимание на испорченные кроны и корневые системы деревьев на многих улицах  – особенно там, где были проведены работы по замене асфальта, бордюров, воздушных линий передач (ветки, к примеру, часто срезают, чтоб не мешали работе), и некачественный уход за деревьями:

– Лето у нас было довольно засушливое, и к концу лета – началу осени мы увидели, что многие деревья находятся не в очень хорошем состоянии: желтые, опавшие листья – такое мы должны наблюдать только в октябре. Мы надеемся, что они немного оживут к следующему году. Но этого бы можно было избежать, если бы был проведен дополнительный полив. У нас город один из самых зелёных городов-миллионников и взрослые деревья – его ценность. Мы исследовали этот вопрос. Если посмотреть на карту, увидим, что в плохом состоянии были деревья на центральных магистралях: улице Кирова, проспекте Революции, треугольнике вокруг Кольцовского сквера, Плехановской. 

Об общественности

Отдельно отмечают представители института проект благоустройства проспекта Революции и, в частности, говорят об общественном совете, который был создан для контроля за реконструкцией. 
 
– В общественный совет вошли представители маломобильных групп, экологи, городские инициаторы, архитекторы и специалисты по градостроительству, – рассказывает член общественного совета при департаменте архитектуры и градостроительства Воронежской области Александр Масленников. – В итоге получился живой механизм. С помощью совместных решений были достигнуты заметные результаты: были собраны предложения жителей, и многие реально учли. Первый и действительно сложный шаг сделан. В следующем году, я очень надеюсь, все это будет реализовано. 

Собравшиеся обращают внимание, что воронежцы в этом году действительно активизировались и начали отстаивать свою позицию в том, что касается сохранения исторических зданий. Да, несмотря ни на что хлебозавод был снесен, но благодаря шуму в социальных сетях удалось предотвратить (очень надеемся) варварский ремонт кукольного театра.
 
Общественники отмечают, что для Воронежа это случаи беспрецедентные. В следующем году, говорят, необходимо будет внимательно следить за всем происходящим с Театром оперы и балета, который готовят к масштабной реконструкции. Пока из всех предложенных проектов реконструкции ни один не был утвержден. В декабре власти объявили открытый конкурс. Но техническое задание – здание на площади Ленина хотят увеличить – уже у многих неравнодушных горожан вызывает опасения.  
 
Внимательно собираются следить за сохранением старинных ветхих домов, которые не являются объектами культурного наследия, но они уникальны, каждый по своему. И особое внимание уделяют вопросу Генплана города на следующие 20 лет, которые все-таки приняли в конце прошлой недели. Общественники говорят, что по нему еще предстоит большая работа.
 
– Сейчас люди стали более ответственно относиться к той среде, в которой они живут. Это в нашем городе, в нашей стране большая и важная тенденция. Единственное, что некоторые наши чиновники и бизнесмены еще не до конца понимают, что эти новые общественные институты потихонечку начинают действовать, – подытоживают общественники.
 
В материале использованы фотографии сделанные автором текста, а также предоставленные пресс-службой мэрии, снимок хлебозавода – Google.maps.
Автор: Алина Полунчукова