Для оптимальной работы интернет-издания 36on.ru и его регулярного обновления мы используем cookies (куки-файлы) и сервис сбора и статистического анализа данных «Яндекс.Метрика» Продолжая оставаться на нашем сайте, вы соглашаетесь на использование куки-файлов и сервиса сбора статистики «Яндекс.Метрика».
Подробнее
Борьба с фальсификацией истории — это идеологическая битва за будущее России
Авторская колонка Владимира Сапунова.
2788
Поделиться с друзьями
Две священные для России годовщины — 75-летие победы СССР во Второй Мировой войне и 80-летие начала Великой Отечественной войны — которые, казалось бы, безусловно должны способствовать объединению общества, служить примером героизма и самопожертвования нашего народа, величия и несгибаемости русского духа — продолжают использоваться деструктивными силами совсем с другими, недобрыми целями, крайне опасными как в краткосрочном, так и в долгосрочном плане. 
 
Очередной шаг в этом направлении — недавнее решение совета депутатов района Хамовники в Москве о недопущении установки памятника маршалу А.М. Василевскому в сквере у Фрунзенской набережной. Разумеется, сущностных аргументов против деятельности главного стратега Ставки Верховного Главного Командования, начальника Генштаба, командующего 3-м Белорусским фронтом во время Великой Отечественной войны, одного из главных творцов победы, а позже организатора разгрома Квантунской армии Японии, найти не удаётся. Поэтому упор был сделан на мещанских и бытовых моментах — освещение не такое, памятник слишком большой, мешает проходу граждан и тому подобное. В итоге установка уже отлитого памятника, под который мэрия Москвы уже выделила участок, может быть отложена.
 
Кампания против установки памятника маршалу Василевскому, инициированная «либеральной общественностью» — это лишь один эпизод в беспрецедентной стратегии по дискредитации победы СССР во Второй Мировой войне, подвига советского народа и деятельности командования Красной Армией. Великая Отечественная война — стала главной мишенью неприятелей России, использующих против неё «историческое оружие», главным механизмом которого является наинаглейшая фальсификация исторических фактов с целью полного искажения картины происходившего в 30-е — 40-годы XX века. 
 
Автор колонки Владимир Сапунов, фото из личного архива
 
Информационная война ведётся по следующим основным направлениям:
 
1. Попытка отождествления СССР с гитлеровской Германией. Она была теоретизирована Х. Арендт, К.И. Фридрихом и З. Бжезинским, и соответствующая концепция «двух одинаковых тоталитарных режимов» с успехом внедрялась в российские гуманитарные науки в 1990-е с помощью напечатанных западными фондами учебников и российских учёных, придерживающихся прозападных взглядов. Затем из научной сферы эти идеи перешли в медиасферу, вплоть до самых экстремальных фраз публициста Олега Кашина «Сталин хуже Гитлера» и профессора Андрея Зубова «Сталин угробил людей не меньше, чем Гитлер». Причём стоп-фактор геноцида евреев хотя и упоминается подобными деятелями, но играет для них всё меньшую роль. 
 
Дальше  —  больше. На днях в США выйдет книга «Война Сталина» американского историка-русофоба Шона Мак-Микина, известного, например, по книге «Русские корни Первой Мировой войны». В своей новой книге американский профессор пытается доказать, что Западу перед Второй Мировой войной надо было создать альянс с Гитлером против Сталина, так как первый — это меньшее зло.
 
2. Отсюда попытка возложить равную ответственность за развязывание войны на Германию и СССР. Мол, договорились два тоталитарных режима и начали войну против свободной Европы. Особенную ярость у Запада и его либеральных последователей в России вызывает Пакт Молотова-Риббентропа — выдающийся успех советской дипломатии, который позволил Советскому Союзу отодвинуть неизбежную войну с Германией на два года, а западную границу — на сотни километров. При том, что СССР заключил с немцами договор о ненападении последним из крупных европейских стран.
 
Очень показательный пример — опрос на «Эхе Москвы»:  «Стоит ли заменить название “Великая Отечественная война” на “Вторая Мировая война”». Провокация чистой воды. С целью скрыть то, что для русского народа и других народов СССР это была оборонительная война за свою Родину, а фактически —битва за выживание. 
 
3. Попытка дискредитации управления Сталиным и Верховным главнокомандованием армией во время Великой Отечественной войны. «Сталин проспал войну», «немцев трупами завалили», «заградотряды НКВД», «воевали уголовники» и так далее. С точки зрения профессиональных историков эти заключения не выдержат никакой критики — например, потери немецких и советских войск во время войны вполне сопоставимы, особенно учитывая фактор нападения именно Германии на СССР. А демонизированные заградотряды НКВД занимались тем, что возвращали дезертиров на фронт. И зачем говорить о том, что против СССР фактически воевала объединённая армия Европы — самая мощная армия мира — во всех поражениях начала войны виноват лично Сталин и советские военачальники. 
 
А далее уже совсем провокационные и кощунственные технологии. Самый иллюстративный пример — опрос «Нужно ли было сдать Ленинград, чтобы сберечь сотни тысяч жителей?» к годовщине блокады Ленинграда на телеканале «Дождь». 
 
4. Попытка приуменьшить роль СССР в победе во Второй Мировой войне. Трамп же ясно сказал: «WWII выиграли США и Великобритания». Ну, и отечественные либеральные подпевалы уже цитируют пропагандистов Геббельса, говоривших, что Восточный фронт для Германии — это всего лишь эпизод войны. Или недовольство российских либералов тем, что дату победы во Второй Мировой войне перенесли на 3 сентября со второго. Именно 3 сентября последние японские вооружённые силы сдались Красной Армии на Курильских островах. Но российских либералов это не интересует. «Во всём мире отмечают окончание WWII 2 сентября, когда Япония подписала капитуляцию перед США — значит, и мы должны в этот день». 
 
5. Попытка очеловечивания немецко-фашистских захватчиков и оправдания советских коллаборационистов из РОА генерала Власова и Народно-трудового союза. Самый яркий пример — биографический очерк в программе «Дилетант» на «Эхе Москвы» о немецком лётчике-асе Эрихе Хартманне осенью 2018 года. В современном российском кинематографе (например, в фильме Сергея Бондарчука «Сталинград») тоже отходят от советского принципа — не очеловечивать немцев, воевавших на советской территории. Ну, а публицист Дмитрий Быков прямо говорит: «Первой книгой, которая выйдет в серии ЖЗЛ новой Перестройки будет биография генерала Власова». И объясняет это: «Сегодня быть патриотом – значит быть русофобом».
 
Ну, а по поводу предателей-власовцев и им подобных — тут пытаются достать со свалки истории геббельсовские тезисы о том, что они воевали не против России, а против большевиков. При том, что никакая Россия в будущем в планы Гитлера не входила, а непосредственно после начала войны немецкие солдаты и офицеры получили  разрешение действовать по отношению к мирному населению «на своё усмотрение» — за убийства, насилие, пытки никакого наказания не предусматривалось. Захотел — убил, захотел — нет. Для сравнения советским войскам после пересечения немецкой границы строжайшим образом под угрозой трибунала запрещалось совершать насильственные действия против мирного населения.
 
Всё это (как и другое из этого ряда) — не попытка добросовестного исторического анализа, а не что иное, как элементы жесточайшей информационно-психологической войны, направленной на подрыв веры в подвиг предков, развитие в обществе русофобских идей. И прежде всего ориентированной на подрастающее поколение.
 
 
За рубежом 
 
 
По мере удаления от 1945 года, когда западные державы признавали решающую роль СССР в разгроме нацистской Германии и её союзников, в США и Западной Европе  всё чаще и увереннее стали исключать СССР из числа победителей. А потом и вовсе стали педалировать тему равной ответственности Сталина и Гитлера за развязывание войны. Дескать, не помогал Совесткий Союз побеждать Гитлера, а только мешал. Сталинград и Прохоровка — это только эпизоды (в лучшем случае крупные) Второй Мировой войны. А на церемонию по поводу годовщины освобождения Освенцима российского лидера вообще не надо приглашать, польские и украинские лидеры ведь договорились до того, что Аушвиц-Биркенау «освобождала украинская армия». 
 
В ряде восточноевропейских стран уже приравняли «коммунистические режимы» к нацистскому, запретив символику СССР и социалистических республик. Так поступили, например,  в Польше, на Украине, в Прибалтике. На памятники и мемориалы объявлена настоящая война — как на государственном, так и на бытовом уровне. 
 
Коллаборационисты — бандеровцы, «лесные братья», местные отряды «Waffen-SS» — героизируются, их чудовищные военные преступления против мирного населения замалчиваются. Неважно, что убивали десятки тысяч евреев — давно было. Главное, что воевали против русских. А нацистский концлагерь Саласпилс в Латвии, где было убито около 100 тысяч мирных граждан, оказывается, был всего лишь лагерем труда. 
 
Там, где  больше всех критикуют Пакт Молотова-Риббентропа, забывают, какие выгоды он принёс им после войны. Украина и Литва сейчас имеют Галичину и Вильнюс соответственно. Польша  потеряла некогда оккупированные ей русские территории, зато после освобождения советскими войсками, по окончании WWII, они получили от Сталина часть немецких территорий (которые они сейчас называют возвращёнными) — Западную Пруссию, южную часть Восточной Пруссии, немецкую Силезию, Восточную Померанию, Ноймарк, вольный город Данциг, Щецинский округ.
 
На Балканах — при распаде СФРЮ и образовании Хорватии в символике этой страны остались шашечки, которые были на флаге НДХ (Независимого хорватского государства), созданного гитлеровцами во время Второй Мировой войны. Это наложило отпечаток и на государственную идеологию — большинство хорватов считают Анте Павелича — главу марионеточного нацистского усташеского государства в 1940-е годы — героем. А кардинала Алоизе Степинаца — главу Хорватской церкви в период WWII — Ватикан собрался причислить к лику блаженных. 
 
При том, что на территории концлагерей в Хорватии насильственно окатоличивались сербские дети, а взрослым сербам иногда предлагали принять католичество в обмен на жизнь. Кстати, усташеские концлагеря Ясеновац, Стара-Градишка, Ядовно и другие,  в которых было замучено около миллиона сербов, евреев и цыган, теперь тоже называют трудовыми лагерями. А в Черногории итальянский концлагерь на острове Мамула превратили в полноценный туристический объект для отдыха — с  барами, ресторанами и отелями. 
 
Среди сербов — нации, которая наиболее активно среди всех в континентальной Европе сопротивлялась немецко-фашистским захватчикам в течение периода оккупации — тоже находятся ревизионисты, что негативно относятся к военному перевороту 27 марта 1941 года, в  результате которого был свергнут князь-регент Павел, а Югославия аннулировала подписанный за 2 дня до этого договор с Тройственным Союзом. Уже 6 апреля немцы подвергли ковровой бомбардировке Белград, а через 9 дней Югославия подписала акт о капитуляции. Так вот находятся те, кто говорит, что лучше было тогда дружить с немцами и фактически сдаться без боя. 
 
 
Что делать? 
 
 
В словосочетании «информационная война» обычно обращают внимание только на первое слово, забывая о том, что война есть война. Поскольку фальсификация истории — это важнейший инструмент информационной войны против России, то и отвечать надо соответствующим образом. 
 
К совести тех, кто развязал историко-идеологическую войну против России, взывать разумеется, бесполезно. Именно поэтому в 2014 году в Уголовном кодексе РФ появилась статья 354.1, предусматривающая ответственность за реабилитацию нацизма. К сожалению, хорошая идея правовой борьбы с пропагандой нацизма столкнулась с глупой правоприменительной практикой, когда людей стали наказывать по статье 20.3 КОАП за любое использование нацистской символики, в том числе в нейтральных и даже в антифашистских целях. 
 
Разъяснение дал февральский закон 2020 года, принятый Госдумой — использование нацистской символики не в целях пропаганды не подлежит наказанию. Равно как и демонстрация свастики и других символов нацистской Германии и союзников в произведениях науки, искусства и литературы. Будем надеяться, что и статья Уголовного кодекса будет использоваться по назначению — для борьбы со злостными фальсификаторами истории. В мае 2020 года в разгар информационной войны вокруг 75-летия победы депутат от «Родины» Алексей Журавлёв внёс в Госдуму  законопроект об ответственности «За возложение на СССР ответственности за развязывание Второй Мировой войны либо отрицание основной роли СССР в победе». Он предусматривал наказание вплоть до 5 лет лишения свободы, но не был поддержан. 
 
Обязательна борьба на идеологическом фронте. Со стороны патриотически настроенных историков и (или) публицистов. При этом научного исторического анализа документов и событий, конечно, никто не отменит, как и споров и дискуссий учёных на любые темы. Важно, чтобы не искажалась историческая правда, а те или иные исторические факты — не использовались в пропагандистских антироссийских целях. 
 
В конечном итоге «историческое оружие» направлено главным образом не на взрослых сформировавшихся людей, а на подростков и молодых людей. Результатами такой войны становятся «Коля из Уренгоя», жалеющий немецких солдат-оккупантов; ростовские подростки, ставящие на сайт «Бессмертного полка» портрет Гиммлера; молодёжь, тушащая Вечный огонь и оскверняющая монументы героям Великой Отечественной войны, использующая придуманное либералами слово «победобесие». 
 
Мы стали слишком рьяно беречь наших детей от исторической правды — всё реже дети отправляются на экскурсии к местам памяти и боевой славы, всё меньше они знают о зверствах нацистов, меньше и меньше в школьной программе литературных произведений о войне. А результат — подростки совершают кощунственные поступки, часто даже не осознавая их смысла. 
 
На днях Минпросвещения одобрило учебник истории под редакцией председателя Российского военно-исторического общества и бывшего министра культуры РФ Владимира Мединского. Будем надеяться, что это станет важным шагом по направлению к созданию линейки «единого исторического учебника», о необходимости которой говорится уже годами. Стесняться выпускать патриотические школьные учебники не надо. Как не стесняются этого делать в США. 
 
Например, в сентябре прошлого года бывший президент Трамп объявил о мерах по усилению патриотической составляющей в американском образовании. С этой целью Национальный фонд гуманитарных наук выделил грант на поддержку национально ориентированных исследований и программ. Проект направлен на усиление патриотического воспитания в американском школьном и высшем образовании, прежде всего в изучении истории. А у нас еле слышны голоса тех, кто предлагает увеличить до размеров времён СССР объём изучаемого школьниками и студентами исторического материала. 
 
Борьба с фальсификацией истории — это битва за будущее России. От того, насколько она будет успешной, зависит, останется ли наша страна свободным и независимым государством.