Для оптимальной работы интернет-издания 36on.ru и его регулярного обновления мы используем cookies (куки-файлы) и сервис сбора и статистического анализа данных «Яндекс.Метрика» Продолжая оставаться на нашем сайте, вы соглашаетесь на использование куки-файлов и сервиса сбора статистики «Яндекс.Метрика».
Подробнее
Кибервойна между Россией и Западом: почему это может коснуться каждого
Авторская колонка Владимира Сапунова.
2942
Поделиться с друзьями
Российское правительство входит в жёсткий клинч с западными IT-компаниями. Замедление Роскомнадзором социальной сети Твиттер  с угрозой полной блокировки; жёсткие ограничительные меры YouTube, Facebook и Google по отношению к контенту, созданному в России; принятый в нашей стране закон, упрощающий блокировку западных соцсетей и других сайтов; вынесенный на обсуждение «налог на Google» (дополнительный сбор с крупнейших западных медиакомпаний) — вот лишь некоторые эпизоды разгорающегося конфликта. У каждой из сторон свои аргументы. Разбираемся  в сути споров, и чем они могут грозить как  информационно-технологической безопасности нашей страны, так и повседневному комфорту граждан. 
 
 
Начало 2021 года ознаменовалось новой волной информационного противостояния Запада и России. Руководство НАТО пообещало «силовой ответ на российскую кибеагрессию с применением невоенных средств».   25 марта, выступая на интернет-семинаре в Университете Южной Флориды, генеральный секретарь североатлантического альянса Йенс Столтенберг заявил, что НАТО  в  ответ на кибератаки готова даже применить статью 5 Североатлантического договора, в которой закреплен принцип коллективной обороны. 
 
Эти заявления идут в унисон с февральскими словами помощника президента США Джейка Салливана: «Администрация Байдена готова использовать разные методы в связи с кибератакой, это должны быть не просто санкции — американская сторона планирует применять видимые и невидимые инструменты». В начале марта New York Times написала о том, что США могут в течение трёх недель нанести киберудар по России после заявления Агентства по кибер- и инфраструктурной безопасности США (CISA), включавшее совместное коммюнике ФБР и других американских силовых структур, согласно которому за масштабной кибератакой на клиентов американской IT-компании SolarWinds якобы стоит Россия.
 
Автор колонки Владимир Сапунов, фото из личного архива
 
 
Войны троллей
 
 
Информационное противостояние между Западом и Россией в Интернете приобрело принципиально новые формы, а с тем и значительно обострилось   после того, так социальные сети  превратились из средства развлечения в важнейший социокультурный феномен и поле информационных сражений. 
 
Весной 2009 года на сайте разведки Министерства обороны США появилось объявление о найме на работу «желающих сотрудничать в блогах, соцсетях и другом интернет-пространстве в интересах Соединённых Штатов Америки». Для записавшихся проводились краткосрочные интернет-курсы и инструктаж, после чего гражданские рекруты начинали свою деятельность в Интернете. 
 
Она выражалась, прежде всего, в крайне агрессивных комментариях под статьями, в том числе с использованием площадной нецензурной брани, нападках на оппонентов, включая самые жёсткие формы моббинга и троллинга. То же самое осуществлялось и в социальных сетях. Сотрудники Минобороны США  — штатные и внештатные — использовали  десятки фейковых аккаунтов на одного человека для ведения информационных войн в Интернете. Те, кто распространял в пабликах соцсетей материалы с идеологией, отличной от проамериканской и либеральной, подвергались мощным психологическим атакам.
 
В скором времени заокеанский опыт переняли и в России. В  Ольгино Ленинградской области была создана организация, которую на Западе назвали «фабрикой троллей». Отличие от американских аналогов — акцент прежде всего на хорошее чувство юмора и злое высмеивание оппонентов. Особую активность ольгинцы стали проявлять в период массовых протестов после думских выборов декабря 2011 года.  Была развёрнута мощная кампания против либеральной оппозиции, упор в которой делался на высвечивание и педалирование её связей с Западом, управление российскими либералами из-за океана. 
 
 
 
Зловещие «русские хакеры»
 
 
Апогея международные киберскандалы достигли в период предвыборной кампании 2016 года в США и после этих выборов. Американские демократы обвинили во вмешательстве в электоральный процесс «российских хакеров» —  Агентство интернет-исследований, которое связывали с именем Евгения Пригожина и его компаниями «Конкорд Менеджмент» и «Конкорд Кейтеринг». АИИ обвиняли не только в хакерстве, но и в создании в социальных сетях групп за Дональда Трампа и против Хиллари Клинтон. А также в наполнении Интернета информацией, «противоречащей американским интересам». 
 
Для расследования была создана комиссия во главе со спецпрокурором Мюллером, которая так и не нашла доказательств российского «хакерского вмешательства». Однако Facebook и Twitter без всяких прокуроров удалили тысячи аккаунтов и групп «по подозрению в действиях в государственных интересах России». Известные международные хакерские группы Cozy Bears и Fancy Bears, которые взламывали интернет-сайты Госдепа, ЦРУ, Пентагона и других символов американской государственности, тоже связывают прежде всего с Россией. И тоже без всяких доказательств. 
 
Подозревали русских, а поймали англичан. В 2018 году британский телеканал Channel 4 вывел в эфир результаты журналистского расследования, которое показало, что их соотечественники из компании Cambridge Analytica собрали информацию более чем о 50 миллионах пользователей Facebook и передали её в предвыборный штаб Трампа. Всего же так или иначе эта компания повлияла на информационное поле более чем в 200 странах по всему миру на основе интернет-таргетирования интересов пользователей — на основе их открытых данных. При этом сторонники Трампа прекрасно использовали эту информацию и провели очень умную кампанию в соцсетях, отличавшуюся нацеленностью на аудиторию. Например, в афроамериканские группы в Фейсбуке, специально отправлялись видеролики, на которых Хиллари Клинтон призывала не оказывать помощь жертвам чудовищного землетрясения на Гаити в 2010 году. 
 
 
 
Российское правительство vs западные IT-компании 
 
 
В условиях крайне жёсткой информационной войны между Западом и Россией западные медиамонстры ведут себя в нашей стране и с нашими информационными ресурсами всё смелее и наглее.  Ещё в марте 2014 года YouTube на несколько дней заблокировал аккаунт Russia Today, число просмотров которого перевалило за миллиард (по этому показателю российский международный канал тогда обошёл всех англоязычных конкурентов). После протестов зрителей в адрес компании Google (владельца YouTube) аккаунт был восстановлен.
 
Другим российским каналам повезло меньше. Аккаунты «Царьград ТВ», ANNA News, «День», «Крым 24» в 2020 году были закрыты без объяснения причин и, разумеется, с потерей всех подписчиков. В сентябре прошлого года Twitter удалил из поисковой выдачи аккаунты РИА «Новости», RT и Sputnik. В марте этого года YouTube заблокировал фильм «Крым. Путь на Родину» Андрея Кондрашова, позже заменив эту репрессивную меру на ограничение по возрасту. 
 
Google удаляет из своих поисковых сетей положительные материалы о Советском Союзе, а его YouTube не выносит в поисковые топы канал «Соловьёв Live», заслуживший этого по количественным показателям. Подвергаются гонениям и личные аккаунты российских политиков и журналистов. В частности, Instagram, принадлежащий компании Facebook, без объяснения причин удалил страницу Николая Старикова, а Twitter убрал из своего поиска аккаунт Маргариты Симоньян. 
 
В ответ на столь недружелюбную политику в  России с 30 декабря 2020 действуют поправки в ФЗ «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации», который позволяют заблокировать любую соцсеть или иной сайт, если они удалят «общественно значимую информацию» (или «ограничат право граждан свободно искать, получать, передавать, производить и распространять» такую информацию). Это может коснуться как российского, так и иностранного интернет-ресурса, но депутаты Госдумы, вносившие законопроект в конце прошлого года, не скрывали, что направлены поправки именно на западные медиакомпании (в пояснительной записке упоминаются Twitter, Facebook и YouTube).
 
 
Роскомнадзор и без этого документа неоднократно пытался воздействовать на западные IT-компании. Ранее главная претензия заключалась в том, что американские соцсети не хотят хранить данные наших пользователей на российских серверах. В августе 2016 года российский регулятор именно за это заблокировал социальную сеть LinkedIn, принадлежащую Microsoft. Другие же IT-компании, получавшие соответствующие предписания от Роскоманадзора, предпочитают отделываться штрафами, следуя в более широком фарватере западных медиакомпаний, не исполняющих российские законы (например, «Об иностранных агентах»). 
 
В марте же этого года Роскомандзор замедлил действие соцсети Twitter на территории нашей страны и дал компании Джека Дорси месяц на исправление нарушений — удаление противоправной информации, касающейся пропаганды наркотиков, суицида и педофилии. Если такой контент не будет удалён, компании в России грозит полная блокировка. 
 
Также в марте 2021 года  на совещании представителей IT-индустрии с вице-премьером Дмитрием Чернышенко обсуждалась возможность введения налога для глобальных корпораций. «Цифровой налог» будет взиматься  с компаний, которые используют данные граждан России для формирования рекламной политики на территории страны. Понятно, что меры, которые уже получили неофициальное название «налог на Google», будут применяться главным образом к крупнейшим западным социальным сетям и поисковым системам. 
 
 
За рубежом: правительства не шутят, IT-компании тоже
 
 
Такой налог не является российской инновацией. В марте 2019 года Франция объявила о том, что вводит налог в 3% на компании, оборот которых превышает 750 миллионов евро по всему миру и 25 миллионов евро во Франции. Эта мера коснулась прежде всего четвёрки GAFA (Google, Amazon, Facebook, Apple) и должна была обеспечить поступления в бюджет Франции 500 миллионов евро в год. Министр финансов Франции Бруно Ле Мэр заявил, что такие действия будут направлены на восстановление справедливости, поскольку глобальные медиакорпорации платят в его стране налоги в 9%, тогда как в других сферах промышленности компании облагаются налогом в среднем в 23%.
 
Единства в ЕС по этому вопросу добиться не удалось, поскольку против выступили Ирландия, Дания, Швеция и Финляндия. Поэтому в рамках ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития) решение пока не принято. Великобритания, Испания и Италия уже заявили, что вскоре тоже введут «цифровой налог» — в 2%. Сама Франция несколько смягчила первоначальные намерения, так как предполагалось введение прогрессивного «цифрового налога» — от 1 до 5 процентов. Правительство же США в июле 2019 года объявило, что начинает по поводу решения французских властей судебное расследование по статье 301 американского Закона о торговле. Именно эта статья была использована администрацией Трампа для введения торговых пошлин против Китая.
 
 
В самих же США «большую четвёрку» тоже не оставляют в покое. В октябре 2020 года в Конгрессе США представили доклад о необходимости антимонопольных мер против компаний GAFA. Антимонопольная комиссия считает, что уровень монополизации в американской медиасфере достиг уровня времён могущества нефтяных и железнодорожных магнатов. В докладе предлагается, например, запретить компании Facebook владение соцсетью Instagram, отделить YouTube от Google, не разрешать больше Amazon продвигать свои медиапродукты на площадках для электронной торговли.
 
Компании GAFA неоднократно становились объектами огромных штрафов со стороны властей ЕС и крупнейших стран Евросоюза, в том числе — за нарушение антимонопольного законодательства. Теперь антитрестовые меры могут быть приняты и на их главном рынке — американском.  
 
Ещё один камень преткновения в отношениях зарубежных правительств и IT-компаний — должны  ли соцсети и поисковые системы платить средствам массовой информации за использование их материалов. Во Франции после долгих судебных разбирательств, в январе 2021 года, компания Google France подписала базовое соглашение с Альянсом прессы общей информации, объединяющим 287 французских изданий, о процедуре выплат за публикацию в своей поисковой системе их материалов — прежде всего «сниппетов» (вводных материалов к текстам), фото и видео.
 
Если во Франции компания Google быстро пошла на уступки властям и прессе, то в Австралии IT-гиганты в схожей ситуации начали разговор на повышенных тонах. Прошлогодние июльские предложения Канберры о том, что Google и Facebook должны платить за размещение в своих сетях материалов австралийских СМИ, привели к угрозам от монстров IT-индустрии.
 
Google грозилась отключить свой поисковик в Австралии (95% всех поисковых операций в этой стране), а Facebook — удалить из своей ленты материалы всех недовольных австралийских медиагрупп.
 
Угрозы соцсети Цукерберга не разошлись с делом. И в феврале Facebook действительно на некоторое время удалил новости австралийских СМИ из своей хроники. Правда, в итоге обе компании идут на компромиссы. Австралийские СМИ будут размещать свои материалы в создаваемой поисковой системе Google News Showcase и получать за это вознаграждение (от чего французская пресса, кстати, отказалась). Facebook же в преддверии принятия в Австралии в апреле закона, обязывающего соцсети платить за использование материалов СМИ, подписала соответствующий договор с крупнейшей  медиакомпанией страны News Corp Australia. 
 
 
 
Чем это всё грозит, и где выход 
 
 
Приведённые выше зарубежные примеры показывают не только то, что правительства США, стран ЕС и Австралии не позволяют IT-гигантам наглеть, но и уникальность российской ситуации. На Западе (или в Австралии) споры между властью и медиакомпаниями касаются прежде всего денег, бизнеса, и, как правило, разрешаются компромиссами. В России противостояние государства и западных IT-компаний носит в сущности идеологический характер и является составной частью глобальной медиавойны. 
 
Угроза киберудара для России является реальной и серьёзной. Учитывая, например, что подавляющее большинство граждан нашей страны используют смартфоны на платформах Android и Apple. Отключение обновлений для этих платформ неизбежно приведёт к социальному недовольству, как и, скажем, прекращение апгрейда компонентов Windows и другой продукции Microsoft. Социальными последствиями может быть чревато и отключение американских социальных сетей. Которые, кстати, ещё надо суметь заблокировать — неуклюжие попытки Роскомнадзора забанить Telegram в апреле 2018 года за отказ предоставить спецслужбам ключи от сквозного шифрования тому подтверждение. 
 
Кибератаки же будут иметь целью нанесение значительного ущерба в сервисах — сбои в работе государственных организаций, банковского сектора, связи и другого. Бизнес-интересы американских компаний тут могут быть отставлены на второй план — то, как Германии и немецкому бизнесу в частности выкручивают руки, чтобы они отвергли исключительно выгодный для них экономически проект «Северный поток - 2», —  не оставляет в этом сомнений.  Возможность американской корпорации ICANN, распределяющей доменные имена и IP-адреса, значительно затруднить России доступ к глобальной Сети во многом уже учтена в «законе о суверенном Интернете», вступившем в силу 1 ноября 2019 года. 
 
Ответ вроде бы на поверхности — надёжная защита соответствующих структур от кибератак. Но проблема глубже — необходима разработка в режиме мобилизации собственного российского программного обеспечения и компонентов для создания системных блоков, мониторов и мобильных телефонов — всё это применяется сейчас практически исключительно в военной сфере. К сожалению, последствия ущербной политики 90-х «зачем нам производить свои компьютеры, всё можно купить на Западе» придётся преодолевать ещё долго. С другой стороны, необходимы меры по расширению российского сегмента Интернета, формирование новых собственных соцсетей. И тогда кибератаки разного рода и на всех уровнях России будут не страшны. 
 
Не хотелось бы, конечно, чтобы дело дошло до китайского варианта «Золотого щита», при котором в России будут заблокированы все западные социальные сети и поисковые системы. Всё-таки социальные и культурные связи нашей страны с Западом несравненно сильнее, чем у Китая. Но, увы, Запад вполне может не оставить нам выбора. 
 
P.S. Пока автор писал этот материал, пришло сообщение, что YouTube заблокировал канал RT на арабском с 5,5 миллиона подписчиков и почти тремя миллиардами просмотров.

Фото – Pixabay.