Для оптимальной работы интернет-издания 36on.ru и его регулярного обновления мы используем cookies (куки-файлы) и сервис сбора и статистического анализа данных «Яндекс.Метрика» Продолжая оставаться на нашем сайте, вы соглашаетесь на использование куки-файлов и сервиса сбора статистики «Яндекс.Метрика».
Подробнее
Организаторы фестиваля «Маршак» разъяснили ценовую политику
Дирекция Платоновского фестиваля ответила на публикацию нашего портала.
6773
Поделиться с друзьями
В редакцию портала 36on.ru от дирекции международного Платоновского фестиваля искусств пришёл ответ на нашу публикацию «Воронежцы жалуются на дорогие билеты детского фестиваля “Маршак”». Руководствуясь правом каждого защитить свою честь и деловую репутацию, мы публикуем это сообщение полностью с сохранением стиля и орфографии.
 
Дирекция Платоновского фестиваля хотела бы не просто ответить на запрос портала 36on, а использовать свое право донести объективную информацию до читателей портала, а также защитить свою деловую репутацию. Поэтому мы надеемся, что наш ответ будет опубликован полностью.

Опубликованный 9 сентября материал портала содержит серьезную фактическую неточность: организацией фестиваля МАРШАК занимается дирекция международного Платоновского фестиваля, директором которой уже больше года является не Михаил Бычков, а Любовь Пристинская. Михаил Бычков является куратором, то есть создателем, художественной программы фестиваля и благодаря его профессионализму, опыту и авторитету в короткие сроки после получения задания создать детский фестиваль была собрана программа, которая, по мнению российских экспертов, является высоко художественной и содержит много ярких достижений детского театра последних лет. Никакой другой функции в проведении фестиваля МАРШАК Михаил Бычков не выполняет, и никакого отношения ни к ценообразованию, ни к расходованию средств, полученных от продажи билетов, он не имеет. То же самое касается и его работы над Платоновским фестивалем.

Ещё несколько утверждений, не соответствующих действительности, которые опубликовал в своем материале портал 36on. Во-первых, о том, что дирекция обещала установить среднюю цену билетов в пределах 300–400 рублей. В распоряжении дирекции имеется полная диктофонная запись пресс-конференции, на которую ссылается корреспондент. Кроме того, по итогам этой пресс-конференции во многих воронежских СМИ, в том числе и на портале 36on, была опубликована средняя прогнозируемая цена на билеты фестиваля — она составляла 400–500 рублей. Во-вторых, утверждение автора материала об обещанных организаторами льготах. На пресс-конференции было сказано, что льгот на билеты фестиваля МАРШАК не предусмотрено.

Сущность финансового аспекта фестивального дела такова. Все средства, полученные от продажи билетов, идут на погашение части расходов на проведение фестиваля. Вторая часть расходов на проведение фестиваля покрывается из средств, полученных от учредителей, то есть из бюджета. Только в сумме бюджетные ассигнования и доходы от продажи билетов могут покрыть расходы, связанные с проведением фестиваля.

Расходы на большой всероссийский, а в данном случае даже на международный, театральный фестиваль несопоставимы с расходами, которые несут обычные театры, работающие на стационаре и показывающие у себя на родной площадке спектакли для своей публики. Для примера можно рассмотреть возможность участия в фестивале МАРШАК спектакля Екатеринбургского театра юного зрителя «Русалочка». С одной стороны, мы знаем, что это выдающийся, яркий и невероятно красивый спектакль. Но вот цифры. Чтобы вся постановочная группа, технические работники, артисты, администраторы — а это 58 человек — приехали в Воронеж и затем вернулись обратно в Екатеринбург, нужно потратить 1 миллион рублей на дорогу. Чтобы доставить декорации сначала из Екатеринбурга в Воронеж, а потом обратно, необходимо потратить 200 тысяч рублей. Чтобы коллектив спектакля прожил в Воронеже 4 ночи, необходимо потратить 400 тысяч рублей на гостиницу. А еще гонорар, аренда зала и расходы на техническую адаптацию, ведь, когда этот спектакль встанет на сцену Воронежского концертного зала, необходимо будет арендовать дополнительное оборудование и оплатить работы по его монтажу и демонтажу. Когда эти цифры сложатся, мы понимаем, что возможность дважды показать спектакль «Русалочка» в Воронеже нам обойдется примерно в 2,5 миллиона рублей. Доходы от продажи двух залов на показы этого спектакля составят 850 тысяч рублей. Оставшаяся сумма покрывается из средств бюджета. Это простейшая арифметика, с которой трудно спорить.

Теперь о ценах на билеты: они оказались чуть выше наших ожиданий. На сегодняшний день средняя цена билетов составляет 530 рублей, вместо объявленной средней цены в 400–500 рублей. Это связано с тем, что, к сожалению, дорожают и билеты на самолет, и топливо на перевозку грузов, и стоимость мест в гостиницах.

Разберем приведенный в материале портала 36on пример, описанный в комментарии Ирины Масловой, о «невозможности» купить билеты дешевле 1000 рублей на спектакли, которые будут показаны в Театре оперы и балета. Билеты в партере — именно в партере, а не в бенуаре или на балконе — на спектакль «12 месяцев» московского «Театриума на Серпуховке», который будет показан в Театре оперы и балета, стоят 500 рублей (54 места), 600 рублей (58 мест), 800 (168 мест) и 1200 рублей (108 мест).

О самом обсуждении темы цен на билеты в социальных сетях тоже надо сказать отдельно. Во-первых, это не широкая дискуссия в соцсетях. Это мнение было опубликовано на странице Ирины Масловой, с которой автор материала Юлия Репринцева дружит в Facebook. В комментариях под записью о том, что 1000 рублей за билет для ребенка — это дорого, кто-то с этим мнением согласился, а кто-то — нет, и это опубликовано в той же дискуссии. Например, один из пользователей так отвечает на комментарии о цене билетов: «Выросла стоимость авиа и жд билетов. Выросла плата за провоз багажа (реквизит, свет, костюмы), выросла стоимость отелей, воды, света в театре. Вы как будто в другой стране живете!..».

Если бы корреспондент стремилась донести до читателей объективную информацию, она, наверное, основывалась бы не на этой единственной цифре, которая была названа её друзьями по социальной сети. Она могла бы зайти на сайт фестиваля МАРШАК, открыть нашу систему продажи билетов, посмотреть, сколько действительно стоят билеты. Они самые разные: от 150 рублей до 1200 рублей. Причем количество билетов стоимостью от 1000 рублей составляет лишь 7 (семь)% от их общего количества.

Видимо, смысл материала о «дорогих» билетах на фестиваль МАРШАК не в том, чтобы разобраться в ситуации, а в том, чтобы обвинить организаторов и прежде всего Михаила Бычкова в каких-то грехах, в том числе во «вранье» и «неисполнении обещаний». Никаких льгот дирекция фестиваля не анонсировала и прав на установку льгот у нас, собственно говоря, нет. На пресс-конференции говорилось о предложении организаторов фестиваля найти социально ответственных, состоятельных воронежцев, которые окажут поддержку конкретным детям, неполным или многодетным семьям для того, чтобы они имели возможность посетить фестиваль – то есть элементарно оплатят билеты для некоторых социально незащищенных категорий зрителей. К сожалению, пока таких добровольцев среди воронежцев не нашлось. В отличие от Платоновского фестиваля, у которого солидный попечительский совет, очень серьезный список партнеров и спонсоров, у фестиваля МАРШАК на сегодняшний день нет партнеров и спонсоров и нет добровольцев оплачивать билеты для социально незащищенных категорий зрителей. Может быть, средствам массовой информации стоит направить свои силы на то, чтобы, популяризируя реальные ценности, заявленные в программе фестиваля МАРШАК, найти этих неравнодушных людей и привлечь их к социальной акции, подвигнуть помочь тем, кто не может самостоятельно приобрести билеты?

Хотелось бы также отметить как некорректное и несоответствующее действительности утверждение о том, что билеты на детский фестиваль «Большая перемена» были намного доступнее, чем на фестиваль МАРШАК. Стоимость билетов на спектакли «Большой перемены» варьировалась от 300 до 1500 рублей. Цены на билеты фестиваля МАРШАК — от 150 до 1200 рублей. В той же дискуссии в Facebook один из пользователей пишет: «На "Большой перемене" в прошлом году та же петрушка была — билеты очень дорогие, но при этом ползала с бесплатными пригласительными сидела… я разорился на билетах в прошлом году, отправив жену со старшей дочкой на два спектакля». Ему отвечают: «Так я узнала, что на "Большую перемену" билеты продавались))) Их раздавали же пачками». Это комментирует и сама автор материала, журналист портала 36on Юлия Репринцева: «Я сама раздала штук сто, наверное». Спорить трудно: когда билеты достаются бесплатно, они кажутся намного доступнее.

Очевидно, что это еще одно, уже которое по счету, не соответствующее действительности утверждение автора публикации о фестивале МАРШАК от 9 сентября. Мы думаем, что профессионалы, задача которых не просто публиковать слухи и некие диалоги своих знакомых из соцсетей, а реально добывать информацию, должны анализировать факты, делать добросовестные выводы.
 
От редакции 36on.ru:

Против обнародования текста претензии в других СМИ не возражаем.

Отметим также, что после нашей публикации, как сообщает Ирина Маслова, цены на билеты были изменены — стали дешевле.
 
 

Принскрин комментария в ленте новостей фейсбука

 
От автора:

Прокомментирую лишь пару моментов, на которые ссылаются автор/ы письма.

Первый: «Если бы корреспондент стремилась донести до читателей объективную информацию, она, наверное, основывалась бы не на этой единственной цифре, которая была названа её друзьями по социальной сети. Мы думаем, что профессионалы, задача которых не просто публиковать слухи и некие диалоги своих знакомых из соцсетей».
 
Я бы хотела пояснить авторам письма, что такое социальные сети. Здесь нет «друзей», «знакомых» или «врагов». Социальная сеть — это сообщество, которое объединяет самых разных людей. В так называемых «друзьях» могут быть как, действительно, друзья, родственники, так и коллеги, а также люди, совершенно незнакомые. Журналисты используют соцсети как дополнительный источник информации, и у них в «друзьях» зачастую можно увидеть политиков, культурных деятелей или иных медийных персон.
 
Кстати, у меня в «друзьях» на фейсбуке есть и Олег Ткаченко, директор воронежского Камерного театра. Отмечу, что заявку на добавление он прислал мне сам. И я буду очень рада, если на странице господина Ткаченко будут появляться интересные и яркие посты о культурной жизни города — я буду с удовольствием их читать и ссылаться на них в своих материалах. Кроме того, мне кажется, что автор/ы письма не совсем корректно называют Ирину Маслову «моей знакомой из соцсетей». Я думаю, автору/ам письма прекрасно известно, где и кем работает госпожа Маслова (по её просьбе мы не стали указывать это в публикации, так как никакого отношения к теме материала этот факт не имеет).

Второй: «Видимо, смысл материала о “дорогих” билетах на фестиваль МАРШАК не в том, чтобы разобраться в ситуации, а в том, чтобы обвинить организаторов и прежде всего Михаила Бычкова в каких-то грехах, в том числе во «вранье» и ”неисполнении обещаний”».
 
В моём материале нет ни одного обвинительного слова непосредственно в адрес г-на Бычкова. В тексте приведена прямая речь воронежцев, которые покупали билеты на спектакли Платоновского фестиваля, и не знакомы ни с членами дирекции, ни с членами пресс-службы. Им просто показалось дорого — и они этим поделились с другими потенциальными зрителями.
Автор: Юлия Репринцева
Платоновский фестиваль