Для оптимальной работы интернет-издания 36on.ru и его регулярного обновления мы используем cookies (куки-файлы) и сервис сбора и статистического анализа данных «Яндекс.Метрика» Продолжая оставаться на нашем сайте, вы соглашаетесь на использование куки-файлов и сервиса сбора статистики «Яндекс.Метрика».
Подробнее
Анна Бутурлина: «Артист на сцене как мишень»
Интервью с одной из самых востребованных российских джазовых исполнительниц.
16027
Поделиться с друзьями
Анна Бутурлина – одна из самых востребованных российских джазовых исполнительниц. Она стала первой женщиной, чьё лицо появилось на обложке журнала «Джаз.Ру». Также она выступает с Российским Государственным симфоническим оркестром кинематографии под управлением Сергея Скрипки, с биг-бэндами из разных городов России, участвует в проекте Анатолия Кролла «Первые леди Российского джаза», преподаёт джазовый вокал, записывает вокальные партии для кинофильмов, мультфильмов и музыку для детей – все это помимо сольных выступлений.
 
 
А еще Анна ведет активную общественную жизнь и жизнь в социальных сетях, сама отвечает на послания поклонников. Когда мы договаривались об этом дистанционном интервью, Анна сама предложила ответить на вопросы письменно – «Люблю писать». Когда она все успевает – загадка.
 
Анна, 3 ноября вы принимаете участие в одном из концертов "Джазовой провинции". Фестиваль в этом году отмечает свой юбилей, 20 лет он несет джаз в массы - концерты фестиваля прошли в десятках провинциальных городов России. На ваш взгляд, хватает ли в России подобных "просветительских" проектов в отношении джаза или же концертов, фестивалей и подобных событий проходит в нестоличных городах довольно мало?
 
- В фестивале "Джазовая провинция" я буду участвовать уже во второй раз. Первый раз я выступала с ансамблем Германа Лукьянова.
 
Я думаю, что этот фестиваль очень заметное явление в джазовой жизни России. Замечательная идея, когда фестиваль охватывает сразу несколько городов, сам "приходит" к слушателям и поклонникам джазовой музыки. Конечно, хочется больше подобных проектов. Но в нашей большой стране это очень непросто организовать и воплотить. Я считаю, что авторы и организаторы таких просветительских мероприятий героические личности. Они поднимают подобные глыбы в основном лишь благодаря своей любви к жанру. 
 
 
В одном из интервью вы сказали, что считаете, что многие не умеют слушать музыку по-настоящему, им не хватает культуры восприятия музыки. На ваш взгляд, как эту культуру можно воспитывать в людях? 
 
- Отправная точка - это семья. Мы можем воспитывать в своих детях любовь к искусству, слушать с ними хорошую музыку, помогать разбираться, что есть высокий или посредственный уровень исполнения, посещать музеи и театры, обсуждать увиденное, услышанное. Взрослый человек со сложившимся вкусом к масс-культуре труднее перестраивается. Наша задача как музыкантов и артистов - вовлечь слушателя в круг ценителей джаза. 
 
У вас большой опыт выступления с разными коллективами. Легко ли вам работать с оркестром им О. Лундстрема, в чем проявляются особенности работы с такими большими коллективами? Бывают ли моменты «конфликта поколений» или, наоборот, возникает гармония опыта и современного подхода?

- Конфликта поколений в принципе не бывает среди джазовых музыкантов, потому что в музыке у человека нет возраста. Это другой язык, другая реальность, где мы все, будто дети, играем каждый свою роль. 

Выступать с биг-бэндом интересно и приятно. И это совсем иное, чем выступать с малым составом. Меняется голосовая подача, укрупняется фразировка, динамика используется более стабильная, потому что голос на фоне полутора десятка духовых должен звучать плотнее. Другие масштабы!
 
Вы выступали на многих мировых сценах, есть ли отличие между российским и зарубежным зрителем? А между тем, как принимают в столице и провинции?
 
- Зарубежный слушатель однозначно лучше понимает английский язык, тот, на котором я пою, и, как мне кажется, лучше разбирается в тонкостях джазовой музыки. Там вообще публика более подкованная, любителей джаза гораздо больше. Но наша публика не уступает зарубежной в теплоте восприятия. И люди круга почитателей джаза, которые ходят на концерты, всегда очень искренне поддерживают нас и часто одаривают овациями.
 
 
Вы принимали участие в мюзикле "Дракула", как это повлияло на вас и помогает ли вам сейчас этот опыт в работе?
 
- Работа в мюзикле - это серьёзная школа для артиста. Она включает в себя не только владение голосом, но и актерское мастерство и танец. Я очень много для себя почерпнула за период работы в "Дракуле". Конечно, навыки, полученные за те несколько месяцев, я использую до сих пор. И многое из того, чему я научилась, помогло мне в работе над спектаклем по пьесе Сомерсета Моэма "Пенелопа, или 2+2", где я исполняю тоже главную роль. Спектакль поставлен в театре музыки и драмы Стаса Намина. Музыку к нему написал наш великий композитор Геннадий Игоревич Гладков. 
 
На вашей странице в Facebook много фотографий вашей дочери, поэтому я рискну задать личный вопрос. Занимается ли ваша дочь музыкой, ходит ли на ваши концерты (и какие эмоции это у нее вызывает), и  как вы воспитываете её в музыкальном, культурном плане? 
 
- Моя дочка учится в музыкальной школе на отделении классического фортепиано. Я предложила ей возможность расширить свои горизонты, так сказать, и она с интересом занимается. Но музыканта я из неё не ращу. Главная моя цель - это помочь ей найти её призвание. Иногда она ходит на мои концерты и спектакли. Ей очень нравится, как я пою, как выгляжу. Она мною гордится. Но артисткой становиться пока не хочет.
 
В 17 лет вы уже знали, что станете певицей, хотели бы вы в будущем такой же уверенности в том, чем она хочет заниматься, от дочери?
 
- Хотела бы. Это вообще многое говорит о личности, когда человек в юности уже нашёл своё призвание и определился с выбором профессии. 
 
 
«О своей популярности я не знала  до тех пор, пока не вышел анимационный диснеевский фильм «Холодное сердце» – прочитала я в одном из ваших интервью. Как вы относитесь к «диснеевской» части вашего творчества? Что она вам дала?
 
- Обожаю эту часть моей работы! Мир сказки и волшебства. Мир детства, куда я окунулась. У меня уже две героини - Тиана из "Принцессы и лягушки" и Эльза из "Холодного сердца". Обеих люблю! Жду следующую героиню...
 
У вас нет продюсера, это помогает или усложняет жизнь музыканта? 
 
- Это сложно для меня - совмещать артистку и администратора. Мечтаю найти надежного концертного директора, агента, кто мог бы взять на себя административную часть работы. Музыкант должен творить, это его основное предназначение. А двигать его к успеху должен профессионал в своей области.
 
Вы пишите стихи, есть у вас песни на эти стихи?
 
- Стихи я давно не пишу. Но иногда сочиняю тексты на джазовые мелодии, если хочется создать песню. Несколько песен уже записано, но исполняю на сцене я их редко.
 
Расскажите, пожалуйста, какими вы представляете себе идеальный концерт и идеального зрителя?
 
- Идеальный концерт состоит для меня из нескольких важных компонентов. Первое: я должна остаться довольной самой собой и своим ансамблем. То есть задуманное мною, отрепетированное и запланированное должно прозвучать максимально чисто и точно. Второе: я должна убедиться, что публика нас поняла и приняла адекватно. Бывает, что я собой не довольна, а зрители в восторге или наоборот, и такой вариант я оцениваю на троечку... Третье: технические параметры должны быть максимально соблюдены. Здесь целый букет из звука на сцене, звука в зале, света на сцене и прочее. Ну и последнее и самое абстрактное, но невероятно важное - это обмен энергией между мной, музыкантами и публикой. Сложно объяснить, но эта невидимая сфера иногда значит больше, чем все остальное. Артист на сцене как мишень. Туда могут попадать из зрительного зала всякие стрелы... Конечно, я всегда к этому готова, но ведь мы на сцене дети. А дети открыты и уязвимы.
 
Интервью подготовила Дарья Снегова.
Фото - из архива Анны Бутурлиной.
 
Программа фестиваля «Джазовая провинция».
 
 
Автор: Анна Вотинова
Джазовая провинция Усадьба Jazz