Для оптимальной работы интернет-издания 36on.ru и его регулярного обновления мы используем cookies (куки-файлы) и сервис сбора и статистического анализа данных «Яндекс.Метрика» Продолжая оставаться на нашем сайте, вы соглашаетесь на использование куки-файлов и сервиса сбора статистики «Яндекс.Метрика».
Подробнее
Олег Баулин: «Признать человека виновным в преступлении может только суд»
Интервью с президентом Адвокатской палаты Воронежской области.
10073
Поделиться с друзьями
В последний год  общество сотрясают коррупционные скандалы на всех уровнях власти. Воронеж также был эпицентром некоторых из них. Средства массовой информации, не всегда в достаточной мере осведомленные о реальном положении вещей, выстраивают логику новостей таким образом, что у читателей появляется уверенность в негативной роли адвокатов в этих скандалах.
 
 
И дело тут не только в недостаточном профессионализме поставщиков новостей, неосведомленных о сути и основах деятельности Российской адвокатуры, но и в традиционной закрытости института адвокатуры в связи с профессиональной спецификой. Президент АПВО Олег Владимирович Баулин разъясняет позицию Совета адвокатской палаты в этом вопросе.
 
— В последнее время участились  случаи упоминания юристов, имеющих статус адвоката, в громких коррупционных скандалах. В частности речь идет об истории ухода в отставку верхушки Воронежского областного суда. Складывается  такое впечатление, что АПВО просто сотрясают коррупционные скандалы.
 
— Сотрясают они страну, в какой-то степени — область. У нас в адвокатуре слышны только их отголоски — в связи с тем, что адвокаты по роду своей профессиональной деятельности являются участниками процессов в качестве представителей сторон конфликта. Так что сама по себе адвокатура — совсем не эпицентр событий. 
 
— Но ведь задержание адвокатов и уголовные дела в отношении них — это серьезная проблема адвокатуры?
 
—    Безусловно, это очень серьезная проблема, учитывая, что давление общественного мнения на профессию адвоката и так постоянно растет. Мы так и оцениваем события последних месяцев. 
 
— В чем вы видите причины событий, которые привели к возбуждению уголовных дел в отношении двух адвокатов?
 
— Видите ли, адвокаты — они не с Луны и не с Марса прилетели. Они все из нашей страны, они — часть нашего общества, так же как и госслужащие, судьи, прокуроры и прочие участники процесса. Поэтому было бы наивным полагать, что проблемы общества в целом не отразятся и на адвокатуре тоже.
 
Пока у общества есть запрос на поиск незаконных, «упрощенных» путей решения правовых конфликтов, это находит отклик и у некоторых адвокатов. Потому что «так проще» и «так делают».
 
Адвокатура — это не однородная масса. В ней есть адвокаты, что называется, с пеленок, есть и люди, недавно пришедшие из правоохранительных органов. У каждой из этих групп — свои устоявшиеся подходы к оказанию юридической помощи. Это человеческий фактор, который невозможно победить одномоментно.
 
— Какие меры применит к нарушителям Совет адвокатской палаты?
 
— Для адвокатуры пока нет никаких нарушителей. Мы всегда действуем строго в рамках закона, и по сути своей не можем, не имеем права действовать иначе. Если вина адвокатов будет доказана в законном порядке, если будут приговоры и они вступят в силу — тогда можно будет говорить и о нарушителях, и о нарушениях. И только тогда возможна реакция Совета АПВО. Пока же адвокатура не просто не может реагировать, она не вправе этого делать. Адвокатура не наделена правом устанавливать факт преступления и вести расследование. Это компетенция исключительно органов следствия. А признание человека виновным в преступлении — исключительная функция суда.
 
— Но если вина будет установлена?
 
— Наличие судимости несовместимо с пребыванием в адвокатуре. В этом случае возможный вариант реакции только один — прекращение статуса адвоката.
 
— Какие профилактические меры предпринимает Совет АПВО, чтобы свести к минимуму возможность повторения подобных эпизодов? 
 
— Учитывая многолетнюю практику работы дисциплинарной комиссии, неизбежность прекращения адвокатского статуса для человека, нарушающего нормы Кодекса профессиональной этики адвоката — лучшая и единственная профилактика. 
 
Адвокаты — совсем не дети. Они не просто знают закон, они, ежедневно работая с чужими проблемами во всем этом клубке позиций, эмоций, переживаний и противостояний, начинают чувствовать Закон на уровне интуиции. Поэтому что-то им напоминать смысла нет. 
 
Хотя мы, конечно, в силу обязанностей, наложенных на нас адвокатским сообществом, напоминаем. Прежний руководитель палаты Владимир Васильевич Калитвин на собраниях и заседаниях часто  вспоминает историю об одном бывшем адвокате, который, проходя мимо помещения адвокатской консультации, горестно говорил: «Замечательная это организация — адвокатура! И я когда-то здесь работал, и мог бы еще работать...».
 
Так что адвокатура как работала, так и будет работать, строго соблюдая законы.
 
Автор – Евгения Куриленок.
 
Читайте также: Олег Баулин: «Адвокатам не нужны революции»
Автор: Анна Вотинова