Для оптимальной работы интернет-издания 36on.ru и его регулярного обновления мы используем cookies (куки-файлы) и сервис сбора и статистического анализа данных «Яндекс.Метрика» Продолжая оставаться на нашем сайте, вы соглашаетесь на использование куки-файлов и сервиса сбора статистики «Яндекс.Метрика».
Подробнее
Чулпан Хаматова: «Меня не устраивает, что реальность стала бесчувственной»
Актриса рассказала порталу 36on.ru о спектакле со своим участием, который покажут в Воронеже в середине июня
8121
Поделиться с друзьями
17 июня в Воронежском концертном зале покажут спектакль с участием Чулпан Хаматовой «Час, когда в души идешь, как в руки». В исполнении актрисы прозвучат строки из произведений Марины Цветаевой и Беллы Ахмадулиной. Концерт пройдет в сопровождении саксофонистки Вероники Кожухаровой и пианистки Полины Кондратковой. Портал 36on.ru расспросил Чулпан Хаматову о спектакле. О том, что у нас вышло — читайте в нашем эксклюзивном интервью.
 
 
— Как возникла идея спектакля?
 
— Я много раз участвовала в проектах, где музыканты исполняли музыку, а я читала стихи. Но мне всегда не хватало глубокого погружения и разбора, чтобы музыка не была фоном, чтобы она не просто заполняла паузы. И очень хотелось сделать спектакль, в котором была бы музыка, как неотъемлемый действующий персонаж. Чтобы всё было эмоционально собрано, чтобы тема стихотворная или прозаическая подхватывала музыкальное, а музыкальное подхватывало текст, и всё бы это работало на некий эмоциональный и рациональный смысл. И вместе с моими партнерами по сцене — музыкантами Полиной Кондратковой и Вероникой Кожухаровой, мы придумали этот спектакль, где слово и музыка находятся в очень жестком ритмовом режиме.
 
— Как бы вы охарактеризовали действие на сцене? Это моноспектакль, разговор со зрителем по душам или что-то иное? Что это для вас?
 
— Я бы сказала, что это литературно-музыкальная  композиция. Иногда это даже приближается к мелодекламации. Такое соединение музыки и текста не просто на уровне «текст под музыку». А именно, когда музыка становится таким же словом или таким же звуком, как текст, а текст становится такой же музыкой. Это забытая форма театрального искусства. Может быть, не очень востребованная сейчас в силу всевозможных технологий  и современных визуальных решений. Но, как показывают наши гастроли, нужная зрителю.
 
— В пресс-релизе написано: «Это не спектакль — это наше яростное желание поделиться возможностью побега из выхолощенной, бесчувственной реальности». Это ваши слова? Почему понадобился такой побег? И почему сейчас?

— Да, это мои слова. Потому что меня не устраивает именно то, что реальность стала бесчувственной. Не устраивает такая скорость жизни, скорость потребления этой жизни. Эта скорость  притупляет глубинные, настоящие чувства. И мы призываем зрителя просто посидеть  и остановиться,  нырнуть туда, где две женщины смотрят внутрь себя и смотреть вместе с ними.
 
Почему были выбраны именно такие фигуры: Белла Ахмадулина и Марина Цветаева? Фигуры не современные, странные.
 
— Мне давно уже хотелось прикоснуться к прозе Цветаевой, и я считаю, что память о  Белле Ахмадулиной находится не на том уровне, на котором мне бы хотелось. Кроме того, у Ахмадулиной очень много преемственности от Цветаевой, она сама в этом признавалась. В какой-то момент моей жизни, я поняла, что эти два поэта стали тянутся друг к другу смыслово настолько, что это было невозможно не оформить в программу. 
 
В произведениях Цветаевой и Ахмадулиной, которые звучат на сцене, есть сквозная тема: тема творчества, тема дара, тема ответственности перед этим даром, тема платы за этот дар.  
 
— Кем труднее быть на сцене: Беллой Ахмадулиной или Мариной Цветаевой? Что из судьбы и творчества этих двух женщин вам лично близко?
 
— Я как актриса смазана на сцене, меня нет. Я человек, транслирующий слово. Понятие «актриса» как профессия в этом случае абсолютно неважна и нейтральна. Поэтому я не перевоплощаюсь ни в какой образ. У меня не было такой цели. Работая над спектаклем, я в первую очередь детально разбирала тексты. Проза Цветаевой очень сложная даже для чтения. Донести её так, чтобы  это было интересно слушать и возможно понять хотя бы на уровне интуиции — непросто.  

— Как и почему возникла идея фонда «Подари жизнь»?
 
— Я встретила врачей — потрясающих профессионалов своего дела, людей с горящими сердцами, которые хотят лечить детей и знают, как это делать. Но оказалось, что в больнице не всегда хватает необходимого оборудования, лекарств, недостаточно финансирования. Я поняла, что в этой ситуации я могу помочь, от меня что-то зависит. И мы провели первый благотворительный концерт, чтобы собрать деньги на аппарат по облучению донорской крови. Потом второй, третий. А дальше стало понятно, что помощь нужна регулярно. Так мы с Диной Корзун присоединились к команде людей, которые помогают врачам лечить детей, и учредили 26 ноября 2006 года фонд «Подари жизнь».
 
Несколько слов от редакции.
 
Сегодня Чулпан Хаматова, пожалуй, единственная в России актриса, которой хочется верить всегда. Ее искренность, подлинность проявляется во всем: театр, кино, благотворительный фонд. Все по-настоящему, без наигранности и фальши. Таких людей во все времена - единицы. Одаренных щедро талантом и великодушием, несущим свое добро людям просто потому, что по-другому не могут. Вы, Чулпан, наш золотой запас, наше достояние. Спасибо, Вам! 
 
Автор: Юлия Репринцева